Home Тематические НОВОСТИ Новая президентская гвардия

Новая президентская гвардия

25.09.2012  В Конституции Российской Федерации написано, что "президент самостоятельно формирует свою администрацию".

И больше никаких упоминаний этого властного органа в Основном законе страны нет. Между тем, за двадцатилетие существования независимого российского государства, администрация президента превратилась в важнейший центр принятия решений. Ее реальные полномочия, по оценкам многих экспертов, превышают полномочия правительства, а законодательная ветвь власти, то есть, Госдума и Совет Федерации, по мнению оппозиции, находятся под полным контролем Кремля.

История с лишением Геннадия Гудкова депутатского мандата подтверждает это мнение. При этом президентская администрация – теневой центр принятия решений и ее сотрудники редко становятся широко известными в обществе. Поэтому перестановки и изменения в президентской администрации являются важнейшими изменениями в государственном аппарате России, и по ним гораздо лучше, нежели по официальным заявлениям публичных политиков, можно судить и об изменениях во внутренней, а иногда и внешней политике страны.

Нынешние состав и структура президентской администрации весьма показательны. Ее формирование, начавшееся еще до президентских выборов в марте текущего года, заканчивается только сейчас. По сравнению с периодом президентства Дмитрия Медведева, произошли серьезные изменения. Особенно в сфере внутренней политики, где, по сути, была создана абсолютно новая структура, отражающая изменение системы приоритетов в области управления государством, произошедшее, видимо, в сознании главы государства, то есть Владимира Путина.

Итак, в чем же отличия? Первый фактор, разумеется, персональный. Сменился глава президентской администрации. Сергей Нарышкин, формально руководивший "центральным путинским штабом", переместился в кресло спикера Госдумы, а его место занял один из кандидатов в "преемники" образца 2007 года Сергей Иванов. Как писала пресса, в предыдущем составе президентской администрации ее глава вынужден был периодически вступать в конфликт со своими собственными заместителями, чтобы вернуть хотя бы часть полномочий. Нарышкин, стремившийся помимо собственно бюрократической аппаратной работы еще и вмешиваться в определение внешнеполитического курса, а также во внутреннюю политику, периодически то конфликтовал с отвечавшим за дипломатическое направление Сергеем Приходько, то вступал в противостояние с собственным первым заместителем Владиславом Сурковым. Причем, если верить аналитикам, борьбу эту, чаще всего, он проигрывал, поскольку не имел опыта ни внешнеполитической деятельности, ни внутриполитической интриги.

Теперь ситуация иная. Если Нарышкин не мог опереться на прямую поддержку президента, поскольку не являлся в реальности лицом, приближенным к Дмитрию Медведеву, и считался в его команде "наблюдателем" со стороны Владимира Путина, то Сергей Иванов вполне пользуется доверием действующего главы государства. По неофициальной информации, на плечи нынешнего главы администрации президента Путин с легкостью перекладывает все "технические", большую часть экономических и не самые масштабные политические решения.

Также Сергей Иванов, в отличие от своего предшественника, имеет возможность активно участвовать даже в подборе кадров на Старой площади, включая и людей, напрямую ему не подчиненных. В итоге, с учетом возможности постоянного прямого выхода Иванова на президента, серьезных конфликтов с коллегами у него возникать не должно – спорщикам себе дороже выйдет.

Кроме того, в администрации фактически появилось два заместителя по взаимодействию со СМИ. Один из них – первый, и по должности и исторически. Это Алексей Громов — бывший пресс-секретарь Путина в бытность его президентом два первых срока. Он, как неоднократно указывали СМИ, отвечает, в первую очередь, за телевидение, а также за общую работу со средствами массовой информации, то есть, фактически, за госпропаганду. "Обычный" заместитель, он же бывший зам Громова, а ныне пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков.

Песков не мог придти в администрацию президента подчиненным Громова, так что "под него" была создана целая новая структура. Именно Песков по-прежнему отвечает за каждодневное информационное сопровождение деятельности президента. Он же, фактически, отвечает за взаимодействие с зарубежными СМИ. Наконец, он часто выступает "разъяснителем" тех или иных действий или заявлений президента. А в тех случаях, когда Владимир Путин полагает, что комментировать какую-то ситуацию ему почему-либо неудобно, либо "не по статусу", это также делает Дмитрий Песков.

Тут, правда, следует отметить, что создание двух подразделений, отвечающих за СМИ, мера скорее вынужденно-тактическая, нежели стратегическая. Чтобы просто избежать столкновения административных интересов двух равно необходимых Путину специалистов.

Несколько иная ситуация с появлением у Владимира Путина массы новых помощников. В первую очередь, из числа бывших министров его же правительства. Это, в частности, Татьяна Голикова, Эльвира Набиуллина, Юрий Трутнев, Андрей Трутнев, Игорь Щеголев. Аналогичная ситуация и с советниками президента, обладающими куда меньшим "весом", чем помощники.

Некоторые из новых людей в администрации получили конкретные участки работы. В их числе Татьяна Голикова, которую нагрузили экономическим развитием Абхазии и Южной Осетии. А вот Сергей Глазьев, например, став советником, по-прежнему занимается Таможенным союзом, превратившимся в союз Евразийский. Этих не видно и не слышно, кроме редких случаев, вроде критики Владимиром Путиным деятельности Минтруда. Она продемонстрировала, что необходимую ему информацию о деятельности ведомств, ранее возглавляемых его помощниками, Путин явно получает не из правительства, а от своих непосредственных подчиненных, присматривающих за прежними местами работы "по старой памяти".

К изменениям нестратегического характера стоит отнести и формальную замену куратора внешней политики. Занимавшийся этим еще с поздних ельцинских времен Сергей Приходько переместился в правительство, а на смену ему пришел кадровый дипломат Александр Манжосин. Правда, изменение это скорее техническое, поскольку Манжосин должности не менял, он руководит управлением по внешней политике администрации президента еще с 2004 года. Просто в последние 8 лет Приходько курировал эту сферу с поста помощника президента, теперь же этого кураторства нет. Зато существенные изменения произошли на более низовом уровне. Перестановки были достаточно долгими. Поэтому аж до конца лета лихорадило и собственно департаменты, подчиненные управлению по внешней политике, и взаимодействующие с ними департаменты управления по внутренней политике. К работе они постепенно приступили только в августе, растеряв часть своего былого влияния.

Главные же изменения произошли в управлении по внутренней политике администрации президента. Центральное событие там произошло еще весной — сменился куратор этого подразделения. Вместо Владислава Суркова, ушедшего в правительство, первым замглавы администрации президента стал Вячеслав Володин. И на этом перемены, естественно, не закончились. Была радикально изменена структура подразделения. Пост главы управления покинул, уйдя в "свободное плавание", назначенный всего лишь осенью 2011 года Константин Костин, которого СМИ называли ставленником Суркова. На его место, неожиданно для многих, пришел депутат Олег Морозов. Как и сам Володин он не был "кадровым" единороссом и в 1999 году не входил в пропутинский блок "Единство", а был скорее на стороне его оппонентов. Зато потом Морозов прославился составлением разного рода программных документов, вроде Манифеста "Единой России" и закрепил за собой роль одного из главных партийных идеологов. При этот, как певец "центризма", он не вызывал резкого неприятия как в самой "Единой России", так и среди ее оппонентов.

Кроме того, в управлении по внутренней политике структурно изменилась система взаимодействия с регионами. Вместо одного департамента появилось сразу четыре, отвечающих за работу с губернаторами разных федеральных округов. Их курирует Виктор Селиверстов. Еще один замруководителя управления — Алексей Анисимов, официально руководивший президентским штабом Владимира Путина, также занимается регионами, но в его ведении региональные мониторинги, социология и прогнозирование.

Раскроился надвое и департамент по взаимодействию с Федеральным Собранием. Одно из важнейших подразделений, отвечающее, как часто напоминают СМИ, за контроль над Государственной думой и Советом Федерации.

Самое яркое — это судьба подразделения по аналитической работе, которое возглавлял политолог Дмитрий Бадовский. Она оказалась недолгой и печальной. Бадовский покинул администрацию и стал создавать в Институте социально-экономических и политических исследований аналитическо-политтехнологический центр "на аутсорсе". По официальной версии, он ушел сам. Однако неофициально некоторые коллеги Бадовского предполагают, что ему не удалось сработаться с рядом новых сотрудников администрации президента.

Но тут, по большому счету, важно не то, почему он ушел. Важно, что стратегическое планирование если и сохранилось, как отдельное направление деятельности администрации президента, то уже за ее пределами. Теперь это будут уже советы, а не указания. Что может означать возвращение к традиционному в последние годы стилю "ручного" управления.

За Бадовским, как говорят, осталось взаимодействие с экспертным сообществом, что подразумевает также и "пропагандистское" направление. Но окончательно все будет ясно после того, как новая структура полноценно заработает, и в ней будут произведены все назначения. Ведь, при хорошем раскладе, у нее действительно есть шанс стать "мозговым центром" кремлевской администрации.

Грустнее другое. Как известно, внутри управления, которое возглавлял Костин и где трудился Бадовский, после их ухода произошли серьезные кадровые и структурные перестановки. В итоге выработка "стратегических" сценариев на уровне регионов сохранилась, а вот на федеральном уровне все вернулось к системе "ручного" управления.

Мало того, в президентской администрации, фактически, отказались от "экспертной работы". Поскольку в сферу влияния нового замглавы управления по внутренней политики Михаила Белоусова, который пришел на место Бадовского из ФСБ, входят межнациональные отношения и работа с религиозными организациями. В полном соответствии с пожеланиями президента Владимира Путина поставить эту сферу под особый контроль. Чему, кстати, весьма рады разнообразные "официальные" религиозные деятели и даже руководители некоторых национальных республик.

Однако в целом это сразу и очень серьезно изменяет баланс. Фактически, самая чувствительная сфера жизни многонациональной страны оказывается под прямым контролем структуры, стремящейся работать в рамках системы "ручного управления". Молодежная политика, гуманитарных технологии, "раздвоенные" (если только не поделенные на три или четыре части) механизмы работы со СМИ, аналитика и даже отчасти региональная политика – все это может отойти на второй план. А на первый план выйдет борьба с религиозным и национальным экстремизмом, поскольку именно так ФСБ традиционно решает проблемы в этой сфере.

Что же касается экспертов, то они, весьма вероятно, будут все это успешно критиковать, поскольку никакого стратегического плана за этими действия просматриваться не будет. Ведь его никто не разрабатывает.

Иван Преображенский

 

Росбалт

 

Читать также

Будущая РОССИЯ – заветная Мечта любого Землянина! ©2011—2012