Home Тематические НОВОСТИ Страна мертвых рабов

Страна мертвых рабов

29.09.2012  В очередном пожаре погибли 14 гастарбайтеров. Виновных, возможно, найдут и даже накажут. Но это ничего не изменит. Пока в России повсеместно будет процветать варварская эксплуатация нелегалов, а власть - закрывать на это глаза, новые трагедии неизбежны.

По первой оперативной информации, егорьевские вьетнамцы – нелегалы, вида на жительство и разрешения на работу у них нет. Работяги не имели и никакой свободы – они содержались, как рабы худшего сорта, проживали в том же цеху, где работали. Спальные места, полагавшиеся им, очевидцы описали, как "пчелиные соты" — многоярусные нары.

Мало того: сама гибель людей на пожаре, по оперативной версии, вызвана тем, что бедолаги были заперты снаружи: дверь заблокировали кувалдой. Еще одна, не до конца понятная деталь: по данным Life News, в цеху были потайные выходы на случай внезапных проверок и инспекций: через ходы, замаскированные под шкафы, "можно было попасть в лабиринт коридоров". Но выхода наружу "лабиринт" не предусматривал. Про хозяина нелегального бизнеса известно мало: этой некий "Коля из Москвы".

Сейчас по факту гибели людей возбуждено несколько уголовных дел. Власти Подмосковья и ФМС проводят проверку мест возможного нелегального проживания иностранцев. Наверное, и сотрудники полиции им помогают. То есть — все те, кто, наряду с владельцем подпольного цеха, и должны отвечать за произошедшую трагедию. Потому что Егорьевск – их территория, на которой они обязаны были обеспечить порядок. Но не обеспечили. Не знали? Или — что более вероятно — знали, но молчали?

Последняя массовая гибель нелегальных рабочих при пожаре случилась весной в Москве. Несчастные жили в клетушке, пристроенной к металлическому ангару. По аналогии со случаем в Егорьевске, выхода на улицу из этого убогого жилья не было. Тогда на Качаловском рынке заживо сгорели 17 таджиков. Или узбеков. Про их национальность точных сведений в СМИ так и не поступило.

Но во всех этих происшествиях менее всего имеет значение национальность. Говорить же стоит о повсеместно распространившейся в России практике дикой нецивилизованной эксплуатации иностранных нелегальных рабочих, содержащихся в нечеловеческих условиях. О попрании их права на саму жизнь. А также о тотальном равнодушии.

И ладно бы его демонстрировали местные воротилы, наживающиеся на практически дармовом труде рабов XXI века, и продажные чиновники из властных и контролирующих органов, которым попросту выгодно наличие подпольного рынка труда. Отстраненно молчит и общество. Нам не больно и не страшно, потому что погибшие —  чужие?

Эти утром пришла трагическая весть с Камчатки: в результате жесткой посадки Ан-28 погибли десять человек. Еще четверо получили травмы. Вот этой беде мы готовы соболезновать. И это правильно. Но почему-то гибель 14 гастарбайтеров в Егорьевске воспринимается куда более равнодушно. И часто единственным вопросом останется "А кто их сюда звал?!".

Между тем, это были живые люди – поровну мужчин и женщин. Которых, кстати, пригнала сюда жестокая нужда, и которые страшно погибли в огне.

И именно своей отстраненностью и молчанием мы позволяем теневым воротилам эксплуатировать нелегальных работяг практически до смерти, а власти – много лет манкировать решение проблемы, прикрываясь правильными словами о разработке программ адаптации мигрантов и создании цивилизованного рынка труда.

Но где же этот цивилизованный рынок, если во всей стране массово организуются нелегальные цеха и фабрики, а гастарбайтеры живут в нечеловеческих условиях – в смрадных норах, выселенных зданиях, в подвалах и на стройках. Почему в XXI веке в самом сердце России фактически процветает рабовладение?  И сколько еще должно сгореть несчастных таджиков, узбеков, вьетнамцев, чтобы власть перешла от деклараций к реальным действиям — сотни, тысячи?

А выход-то очевиден. И здесь я готов, пожалуй, солидаризироваться с Юлией Латыниной, которая (незадолго до случившегося — поводов было и так предостаточно) заметила следующее: "Можно сделать, на мой взгляд, три вещи. Первое: депортация всех, не имеющих разрешения на работу, мигрантов. Мне очень жалко этих людей, я уже повторяла, что они существуют на положении коллективных рабов. Но эти люди – не граждане России. Наши обязательства, прежде всего, перед гражданами. Второе: драконовские пени тем работодателям, которые нанимают их на работу. Третье: немедленное увольнение любого чиновника, у которого мигранты работают".

Вот эту постановку вопроса и расстановку акцентов следует признать, на мой взгляд, наиболее разумной, добавив сюда жесткие карательные меры по отношению к представителям уполномоченных органов, которые не выявили или не пресекли беззаконие.

Надо почтить память погибших, с надлежащим этикетом передать на родину останки (или даже здесь похоронить, если их родина не проявит должного усердия). Надо постараться по возможности помочь попавшим в беду. Надо жестко наказать наших граждан-рабовладельцев и их покровителей. Кстати, впору разобраться и с ситуацией в самом Егорьевске – какие там существуют производства, есть ли работа у самих егорьевцев, или они в Москву все мотаются на перекладных?

И если окажется, что цивилизованной работы для иностранцев нет – нелегалов надо тактично, без грубостей и с горячим питанием, выпроводить – а дипломатов соответствующих стран побудить своих граждан принять.  

Надежды на то, что это будет сделано, крайне мало. Хотя, может быть, в сегодняшних условиях эта надежда не равна нулю. Общество должно требовать.

Иначе, в лучшем случае, за все, как это принято, ответит мелкая пешка — "Коля из Москвы", а Россия со временем "завоюет" право называться страной мертвых рабов.

Леонид Смирнов

 

Росбалт

 

Читать также

Будущая РОССИЯ – заветная Мечта любого Землянина! ©2011—2012