Home Тематические НОВОСТИ Китай - конец экономического чуда?

Китай - конец экономического чуда?

15.10.2012  Зависимость высоких темпов экономического роста Китая от инвестиций в основные средства принесла с собой не только высокие цены на энергоносители, но и открыла ящик Пандоры инфляции.

Повышение производственных и транспортных расходов, а также оплаты труда привели к тому, что Китай лишается своих конкурентных преимуществ. Многие иностранные производители выводят свои инвестиции из КНР в соседние страны — Вьетнам, Малайзию, Индонезию, где уровень оплаты труда и коррупция не так высоки.

Одержимость властей высокими темпами роста ВВП и сотворила китайское экономическое чудо. Но именно она же теперь угрожает разрушить его. Помимо экономических перекосов, появления пузырей на национальном рынке подобная политика разожгла безосновательные ожидания у населения. Двадцать лет высоких темпов экономического развития Китая фактически лишили целое поколение ориентиров для перехода от одного состояния к другому: им казалось, что улучшения будут постоянными. Наплыв зарубежного капитала в течение десяти лет с момента вступления страны в ВТО в декабре 2001 года привел к таким темпам интеграции Китая в международное сообщество, каких мир еще не знал.

Идея поддержания высоких темпов роста ВВП появилась в 1998 году. Тогдашний премьер Госсовета КНР Чжу Жунцзи предложил в качестве основной модели экономической политики три принципа: рост не менее 8%, инфляция не более 3% и стабильность юаня. Экономические стимулы использовали повсеместно для развития инфраструктуры, но тогда это было оправданно. Однако политика нынешнего премьера Вэнь Цзябао привела к слепой одержимости высокими темпами экономического развития. Руководство Китая за последние десять лет осуждало все, что основывалось не на росте ВВП.

Раздувание темпов роста привело к дисбалансу в инфраструктуре. К примеру, вам нужна дорога для перевозки грузов с предприятия в порт. Но вам не нужны для этого десять скоростных дорог. Но именно это и происходило в каждой провинции Китая. На избыточную инфраструктуру уходили огромные ресурсы, что приводило к неизбежному и ускоренному повышению цен во всех секторах.

В результате страна получила несбалансированный рост. Вэнь Цзябао снял все ограничения на разработку месторождений, и добыча угля резко возросла. Китай вступил в глобальную борьбу за ресурсы, его интересы распространялись повсюду, от Южной Америки до Африки.

По мнению китайского руководства, такая политика и в дальнейшем обеспечит экономический рост и социальную стабильность. Но некоторые чиновники и аналитики все же опасаются, что эта идея уже нежизнеспособна.

Экономика Китая сегодня — это капитализм на стероидах, и существует опасность, что она сдуется. Необходимо задуматься над переосмыслением модели экономического гиперроста в пользу чего-то более гармоничного. Это означает возвращение к истокам более сбалансированной макроэкономической политики. Такая практика уже успешно использовалась в Китае в период перехода от социалистической модели к рыночной. Она прежде всего ориентирована на постепенную корректировку, а не на внезапный скачок.

Десять лет назад, по оценкам властей, в Китае ежегодно отмечалось около 80 тыс. случаев различных социальных возмущений, сегодня — уже до 150 тыс. Причины: коррупция на местном уровне, злоупотребления и превышения должностных полномочий органами правопорядка, захват земель и ухудшение экологии. Наиболее частая проблема — загрязнение окружающей среды промышленными предприятиями при поддержке региональных властей, которые стремятся «подкормить» ВВП, поскольку сегодняшнее руководство считает это единственным показателем экономического успеха. Новое строительство означает выведение из оборота сельскохозяйственных земель и переселение крестьян. Последние же часто недовольны компенсациями.

В итоге небольшая группа людей обставляет свои роскошные дома мебелью от мировых брендов, их BMW, Mercedes и Ferrari застревают в пробках по всей стране, а национальные запасы воды используются для полива частных полей для гольфа. Для руководства Китая и их приближенных, объединенных общими бизнес-интересами, это показатель экономического успеха. Люди же с улиц смотрят на ситуацию по-другому, порою даже с озлоблением.

Для тех, кто находится вне системы, показатели высоких темпов экономического роста и краткосрочной прибыли кажутся впечатляющими. Большинство живущих внутри системы осознают, что экономика Китая становится все более хрупкой. Сейчас, накануне передачи власти пятому поколению китайских руководителей, ясно, что страна сталкивается с такими же проблемами, как и десять лет назад, и что назрела необходимость серьезных реформ во многих секторах. Для ускорения экономики по-прежнему необходимы стимулы, и, вероятно, единственный выход — сделать ставку на «зеленую» экономику.

Один из чиновников финансового сектора так охарактеризовал сложившуюся ситуацию: «Это серьезный вызов, даже в большей степени серьезный, чем во время реформ 80-х и 90-х годов прошлого века. Тогда мы еще не знали, что такое капитализм. Сегодня каждый департамент правительства, каждый сектор экономики защищает свои интересы. И на центральном, и на местном уровне речь идет о контроле и получении прибыли от ресурсов. Реформа представляется уже гораздо более сложной задачей, так как касается уже не неизвестной нам области, а людей, которые отказываются от того, что им знакомо».

Новая реформа в Китае невозможна без переосмысления существующих социальных ценностей. Даже государственные СМИ открыто признают, что в обществе процветает культ денег. Международные люксовые бренды стали для китайцев признаками статуса и принадлежности к определенному социальному классу. Таким образом, баланса для китайской модели экономического роста уже не достичь простым использованием только финансовых и административных рычагов. Необходимо переосмысление такого понятия, как социальный успех. А это, возможно, как раз и станет самой большой проблемой для Китая.

 

РБК daily

 

Читать также

Будущая РОССИЯ – заветная Мечта любого Землянина! ©2011—2012