Home Тематические НОВОСТИ Кровавая цена возрождения религий

Кровавая цена возрождения религий

10.11.2012  Эксперты-религиоведы давно указывают на опасность влияния деструктивных исламистских сил с Ближнего Востока на диссидентствующую часть российских мусульман.

 Исповедующие ислам граждане РФ ездят на арабский Восток для получения религиозного образования или поклонения святым местам, а в итоге попадают там в сети радикальных проповедников. Ваххабитские миссионеры "охотятся" прежде всего на молодежь. Наладив контакты, сомнительные проповедники начинают приезжать с визитами на "осваиваемую территорию" – в Россию. Однако если арабские визитеры выступают в качестве "учителей", то роль послушников и рядовых исполнителей, в том числе "пушечного мяса" в терактах, чаще возлагается на российских граждан.

В Татарстане культурный уровень мусульман несравнимо выше, чем, к примеру, на Северном Кавказе, а традиционная форма ислама у татар существенно отличается от ближневосточной версии. По этой причине исламистские эмиссары здесь испытывали некоторый дефицит новых адептов, однако теперь находят благодарных слушателей среди многочисленных мигрантов из Средней Азии.

На месте проведения спецоперации на улице Химиков в Казани, в квартире убитых 24 октября террористов, криминалисты исследовали взрывчатку, принадлежавшую бандитам. Ее состав оказался схож с обнаруженной ранее у гражданина Узбекистана Руслана Юсупова.

Имя Руслана Юсупова прогремело в январе нынешнего года. Житель Узбекистана был судим на родине за причастность к деятельности запрещенной фундаменталистской партии "Хизб-ут-Тахрир". Бежать от преследований из среднеазиатской республики исламист решил в Россию. Вместе с семьей он переехал в Высокогорский район Татарстана. 11 января в доме Юсуповых в селе Мемдель прогремел мощный взрыв: это незапланированно детонировало взрывное устройство, изготовленное Русланом Юсуповым. За взрывом последовал пожар, и мигрант вместе с женой поспешил скрыться с места происшествия. Криминалисты обнаружили в доме Юсуповых и другие, неразорвавшиеся, СВУ. Мигрант из Средней Азии был объявлен в розыск и на следующий день убит в Казани при оказании сопротивления полицейским.

Уже тогда эксперты констатировали, что среднеазиатский исламист готовил теракт на российской территории. А схожесть взрывчатки, найденной у убитых на улице Химиков бандитов, с адскими машинками Юсупова говорит о прямой связи террористов.

Пример Руслана Юсупова – не единственный, когда исламистские экстремисты, скрываясь от преследований на родине, находят приют в России.

"Одну из проблем мы видим в проникновении религиозного экстремизма через мигрантов из Центральной Азии, которые в собственных странах находятся в розыске как фундаменталисты, но приезжая в Поволжье, они чувствуют себя комфортнее и начинают распространять свои взгляды среди татарской молодежи", — заявил недавно в Саранске замначальника центра по противодействию экстремизму МВД по Мордовии Олег Копылов.

Получается парадоксальная ситуация: если в среднеазиатских странах местные правоохранители видят прямую угрозу от религиозных радикалов и борются с ними, то россияне позволяют убаюкивать себя словами о "мирных религиях" и т.п. Если среднеазиатские силовики способны отличить традиционных мусульман от экстремистских вырожденцев, то российское общество боится, преследуя религиозных радикалов, ненароком обидеть все мусульманство. Хотя именно умеренные мусульмане становятся первыми жертвами экстремистов.

Руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований Раис Сулейманов полагает, что дело вовсе не в близорукости силовиков. Эксперт уверен, что выращивание экстремистов – на руку определенным силам в российских властных коридорах. Власти Татарстана взяли курс на поддержку национал-сепаратистов и исламских фундаменталистов, считает Раис Сулейманов. "Используется методика 90-х годов, когда точно так же пугали Москву "татарскими националистами" для выбивания определенных преференций", – заявил исламовед "Росбалту".

Эксперт констатирует, что в Татарстане усиленно идет процесс заселения сельской местности мигрантами из Центральной Азии и Кавказа. По словам исламоведа, в ходе полевых экспедиций его центра были обнаружены деревни, в которых компактно проживают мигранты, исповедующие нетрадиционные для России формы зарубежного ислама радикального толка.

"Недавно мы посетили село Шумково Рыбно-Слободского района Татарстана, в котором проживает семь многодетных семей таджиков, некоторые из которых полигамные", – рассказал Сулейманов. Он отметил, что из 320 жителей деревни около сотни — таджики. Как подчеркнул эксперт, исторически село Шумково русское, имеется церковь, но мигранты требуют построить мечеть, против которой выступают даже местные татары. Они прямо говорят, что ислам у таджиков совершенно другой, нетрадиционный.

"Духовным лидером мигрантов является недавно поселившийся в деревне имам, который 15 лет жил в Северном Вазиристане (Пакистан). После гражданской войны в Таджикистане (1992-1997) исламисты из Гарма и Раштской долины покинули страну, часть из них отправилась в соседний Афганистан, где тогда правили талибы, другие поехали в Россию. После военной операции США против талибов в Афганистане в 2001 году, многие из таджикских ваххабитов осели в Пакистане, откуда вскоре стали переезжать в Россию", – уточнил Раис Сулейманов.

Кучкование странных приезжих мусульман становится особенно заметным, когда они собираются у мечетей. В Казани в последнее время таким "местом встречи" стала мечеть Аль-Ихлас. Мечеть примечательна тем, что переделана под культовое учреждение из котельной, а минарет заменяется кирпичной трубой с полумесяцем наверху. А еще Аль-Ихлас примечательна своим имамом Рустамом Сафиным, имевшим условную судимость за принадлежность к "Хизб-ут-Тахрир". Именно руководство Аль-Ихлас стало организатором недавних митингов в Казани, на которых требовали прекратить преследовать подозреваемых в покушении на муфтия Татарстана Илдуса Фаизова. По рассказам очевидцев, среди прихожан мечети нечасто можно встретить местных татар. Все больше – кавказцы да среднеазиаты.

Не следует, конечно, думать, что зараза религиозного экстремизма расползается по России исключительно от "импортных" исламистов. Посевы фундаментализма не дали бы всходов, если бы в России не было благодатной почвы для них. Большинство тех же среднеазиатских мигрантов едет зарабатывать деньги, не имея миссионерских или террористических мыслей. Однако уже на территории России они попадают под "опеку" религиозных проповедников и общин.

"Если кто-то думает, что ислам в Москву и другие крупные города России привозят с собой мигранты, то этот человек сильно ошибается. Обратиться в ислам в Москве сегодня легче, чем в Ташкенте. Увы, но мусульманином мигрант становится только в России, где от него требуют именно такой самоидентификации. Государство и церковь всех нас уже поделили: русские отдаются РПЦ, за приезжих отвечают имамы и муллы", – констатировал недавно в своем блоге руководитель сетевого клуба "7 Ноября" Дмитрий Якушев.

Блогер подметил, что оказывая поддержку РПЦ, государство вынуждено поддерживать и исламское духовенство, чтобы не обидеть миллионы российских мусульман. "Исламизм в России – это неизбежная обратная сторона "православного возрождения". Накачивая православие, российские власти одновременно накачивают и ислам, так как одно без другого невозможно", – уверен Дмитрий Якушев. Но традиционный ислам проигрывает идейное соревнование модернизированным видам религиозного фундаментализма. Последний дает простые и "универсальные" ответы на все вызовы современного мира.

"Традиционализм" смешивается с радикализмом, и получается гремучая смесь, рождающая фанатиков-террористов.

Противодействие расползанию религиозного радикализма могло бы лежать в сфере развития светского общества, ограничения влияния и силы духовенства любой конфессии. Но для такого сценария потребуется перемена направления всех ветров, дующих из идеологических рупоров России.

Дмитрий Ремизов

 

Росбалт

 

Читать также

Будущая РОССИЯ – заветная Мечта любого Землянина! ©2011—2012