Home ИНТЕРЕСНО !!! Сможет ли Лукашенко воспользоваться ослаблением Путина? - Страница 2
Индекс материала
Сможет ли Лукашенко воспользоваться ослаблением Путина?
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Все страницы

Дело "белорусских террористов": в расстрельном приговоре Коновалову и Ковалёву виновата Москва?
 
Признаны виновными в совершении взрыва в Минском метро и приговорены к смертной казни без конфискации имущества Дмитрий Коновалов и Владислав Ковалев, пишет "Белорусы и рынок".Такой вердикт вынес Верховный суд Белоруссии 30 ноября.
 
Суд признал Д. Коновалова виновным в совершении взрывов 14 и 22 сентября 2005 г. в Витебске, на праздновании Дня независимости в Минске в 2008 г. и 11 апреля в Минском метро (ч. 1, 2, 3 ст. 289 Уголовного кодекса "Терроризм"), напоминает издание. Также Д. Коновалов признан виновным в совершении многочисленных более мелких преступлений в период 2000-2005 гг. в Витебске. Суд оправдал Д. Коновалова лишь по одному эпизоду: попытка поджога газетного киоска в Витебске в 2004 г. Это был один из тех эпизодов, относящихся к 2003-2005 гг., обвинение по которым базировалось исключительно на показаниях В. Ковалева на предварительном следствии.
 
В. Ковалев по взрывам 2005 г. в Витебске и 2008 г. в Минске был признан виновным в недонесении (ст. 406 УК РБ), говорится в статье. По теракту 11 апреля В. Ковалев признан виновным в соучастии в форме пособничества (ч. 6 ст. 16 и ч. 3 ст. 289 УК РБ). Также суд посчитал доказанным его участие в хулиганстве в 2000-2002 гг. и в незаконных действиях в отношении взрывчатых веществ в 2005 г."Учитывая исключительную тяжесть содеянного, наступившие в результате преступных действий обвиняемых последствия, упорство и продолжительность их преступной деятельности, суд приходит к убеждению, что Коновалов и Ковалев представляют исключительную опасность для общества. В отношении Коновалова по ч. 3 ст. 289, а Ковалева - по ч. 6 ст. 16 и ч. 3 ст. 289 необходимо назначить исключительную меру наказания - смертную казнь", - говорится в приговоре, оглашенном заместителем председателя Верховного суда, судьей Александром Федорцовым.
 
Отягчающим ответственность обстоятельством суд посчитал то, что взрыв 11 апреля Д. Коновалов совершил в состоянии алкогольного опьянения, пишет "Белорусы и рынок".Напомним, в результате взрыва на станции метро "Октябрьская" 11 апреля 2011 года погибли 15 человек, тяжкие телесные повреждения получили 32, менее тяжкие - 72, иные телесные повреждения - 283 человека.Кроме того, в результате взрыва во время празднования Дня независимости в 2008 г. в Минске ранения получили 59 человек, 22 сентября 2005 г. в Витебске - 55 и 14 сентября в Витебске - 2 человека.
 
Подсудимые внешне сдержанно восприняли свой приговор, чего нельзя сказать о присутствовавших в зале суда: после оглашения вердикта слышались многочисленные возмущенные крики "Позор!", "Не верим!", "Палачи!", "На мыло!", продолжает издание. Некоторые женщины выходили из зала в слезах, в том числе мать и сестра В. Ковалева. "Приговор вынесен не на материалах дела. Мой сын невиновен. Он не принимал участия в этом чудовищном теракте, - заявила журналистам мать осужденного Любовь Ковалева. - Он не преступник. Суд вынес такое решение в отношении его лишь потому, что мой сын поменял показания в суде".Стоит отметить, что родители и старший брат главного обвиняемого Д. Коновалова на оглашение приговора не пришли.
 
Решение суда по столь громкому делу было воспринято крайне неоднозначно, говорится в статье. Выходящие из зала суда высказывали как резко отрицательные, так и одобрительные отзывы относительно приговора."Мать плачет. Ей жалко, что расстрел. А мне не жалко своего сына?" - так прокомментировала приговор Римма Дайнеко, потерявшая в результате теракта 11 апреля сына Виталия. Она добавила: "Наше правосудие очень хорошо работает"."Я на суд ходил, но не знаю, доказана вина или нет. Если доказали - значит виновны", - отметил Владимир Шагойко, потерявший 11 апреля жену.
 
Приговор Верховного суда окончательный, обжалованию в кассационном порядке не подлежит, пишет "Белорусы и рынок". Однако, как отметил судья А. Федорцов, обвиняемые вправе обратиться к главе государства с ходатайством о помиловании.Адвокат Д. Коновалова Дмитрий Лепретор заявил журналистам, что вопрос о подаче прошения о помиловании он намерен обсудить со своим подзащитным. Между тем защитник подчеркнул, что прошение должно быть написано лично осужденным.На следующий день после приговора, 1 декабря, Любовь Ковалева передала в приемную президента прошение о помиловании своего сына. "Не оценивая приговор суда в отношении моего сына, я прошу вас вспомнить, что в истории Белоруссии бывали случаи, когда невиновных приговаривали к расстрелу и только через несколько лет находили настоящего преступника", - говорится в прошении. Кроме того, женщина передала первому заместителю председателя Верховного суда А. Федорцову заявление с просьбой предоставить ей свидание с сыном.
 
Таким образом, Д. Коновалов признан главным террористом, а В. Ковалев - его помощником, продолжает издание. Действия В. Ковалева при совершении взрыва 11 апреля суд оценил как "целенаправленное и активное пособничество". В связи с этим уместно вспомнить, в чем именно оно выражалось. С точки зрения суда, В. Ковалев заранее знал о намерениях Д. Коновалова взорвать минское метро, 10 апреля он помог ему нести сумку с бомбой до квартиры и дал позвонить в риэлтерское агентство со своего мобильного телефона. Суд считает, что чужим телефоном Д. Коновалов воспользовался в целях конспирации, чтобы не попасться спецслужбам, а В. Ковалев ему в этом помог. (Правда, Д. Коновалов оказался странным конспиратором: в тот же день он совершил 6 звонков с собственного мобильного телефона, снял квартиру на свой паспорт, назначил свидание девушке, с которой познакомился в социальных сетях, и провел с ней в одной квартире двое суток).
 
Что касается цели и мотива действий обвиняемых, то судья А. Федорцов в приговоре повторил формулировку, данную на предварительном следствии Д. Коноваловым: взрывы совершались "в целях дестабилизации обстановки и устрашения населения" - прямая цитата из УК РБ, говорится в статье. В приговоре судья также дал собственное объяснение ряду странностей и противоречий в этом деле. Так, отсутствие следов взрывчатых веществ на изъятой при задержании Д. Коновалова и В. Ковалева одежде, а также волосах, подногтевом содержимом рук, смывах с лица и из носовых ходов обвиняемых суд объяснил тем, что взрывчатое вещество изготавливалось заранее и находилось в закрытых емкостях. Расхождения в показаниях обвиняемых и свидетелей относительно цвета сумки с бомбой суд объяснил особенностями "восприятия ими черного цвета", а также освещения. А выводы экспертов ФСБ по поводу состава бомбы, взорванной 11 апреля, которые существенно противоречат показаниям Д. Коновалова, по словам судьи А. Федорцова, "не опровергают показания Д. Коновалова".
 
Одним из наиболее любопытных оказалось объяснение судом того обстоятельства, что Д. Коновалов отказался от своих признательных показаний по витебским взрывам в 2005 г., ссылаясь на то, что он оговорил себя в результате физического насилия сотрудников правоохранительных органов, пишет "Белорусы и рынок". Судья А. Федорцов посчитал, что в данном случае Д. Коновалов солгал "с целью обеспечения безопасности своих близких, проживающих в Витебске, от возможных негативных последствий содеянного им". Кроме того, по мнению судьи, то, что, сознаваясь в витебских взрывах 2005 г. на допросе 13 апреля, Д. Коновалов в корне неверно описал состав и механизм использованного взрывного устройства, не ставит под сомнение его признательные показания. Просто, как считает судья, Д. Коновалов не желал пояснять, каким было взрывное устройство на самом деле.
 
В связи с этим стоит отметить: несмотря на то, что признательные показания Д. Коновалова и В. Ковалева на предварительном следствии были положены в основу обвинительного приговора, суд весьма избирательно подошел к их оценке, отмечает издание. Так, суд посчитал, что Д. Коновалов говорил правду о взрывах в 2008 и 2011 гг., а также о витебских взрывах в 2005 г. на допросе 13 апреля. Но при этом Д. Коновалов лгал, отказываясь затем от причастности к витебским взрывам и ко всем остальным преступлениям в 2000-2005 гг.Аналогичным образом суд почему-то посчитал, что показания В. Ковалева на предварительном следствии по поводу попытки поджога газетного киоска были неправдой, в отличие от всех остальных его показаний на предварительном следствии.
 
Фигуранты дела о теракте в минском метро не будут помилованы, пишут "Белорусские новости". В этом почти на сто процентов уверены эксперты, опрошенные изданием. Хотя в обществе и версия следствия, и ход суда, и расстрельный приговор, вынесенный 30 ноября Дмитрию Коновалову и Владиславу Ковалеву, вызвали массу острых вопросов. Говоря без обиняков, многие сомневаются, тех ли вообще осудили. А если и тех - то не являются ли они только пешками в игре? И в любом случае - надо ли их убивать?
 
Данные независимых социологов показывают, что отношение общества к вопросу о виновности Ковалева и Коновалова - по меньшей степени неоднозначно, отметил в интервью изданию политический аналитик Юрий Дракохруст. Напомню: согласно сентябрьскому национальному опросу НИСЭПИ, только 21,2% респондентов верят, что преступление было совершено "террористом-одиночкой и его пособником, за которыми никто не стоял". В то же время 32,4% белорусов не верят в эту версию, полагая, что "преступление совершили они, но у них были заказчики", а 36,7% - считают, что "это преступление совершили другие люди".
 
Не исключено, что за два последних месяца недоверие усилилось, говорится в статье. Даже некоторые потерпевшие, выступая в суде, усомнились в доказательствах вины. Правозащитники считают, что не была обеспечена состязательность сторон, адвокатам не давали развернуться. Многие наблюдатели указывали на белые нитки следствия. Ковалев заявил, что показания из него выдавливали. С другой стороны, грубо-обвинительный уклон в судебных репортажах государственных СМИ тоже мог вызвать - по крайней мере у думающей публики - реакцию отторжения.
 
Но Юрий Дракохруст полагает, что с такими настроениями власти считаться не будут, пишут "Белорусские новости". "К тому же расстрел - демонстрация строгости, непреклонности и "ненаклоняемости" власти. Демонстрация последовательности, - мотивирует аналитик. - Власть показывает уверенность, что виноваты эти люди. Она раньше карала смертью и за менее кровавые и злодейские преступления, она не будет делать исключения и сейчас".
 
Напомним красноречивую хронологию. Взрыв на "Октябрьской" прогремел 11 апреля, а 13-го глава государства заявил: теракт раскрыт, "чекистам понадобилось всего сутки", чтобы установить преступников, продолжает издание.Государственные СМИ стали охотно давать слово сугубо той категории граждан, которая априори убеждена, что "этих..." (далее - экспрессивные определения) "расстрелять мало". Далее шли фантазии относительно вариантов наиболее адекватной мучительной кары. Наконец, в разгар суда официальный лидер наградил "людей, которые имели непосредственное отношение к раскрытию теракта в минском метро". Короче, высокому начальству с самого начала все было ясно. А вы: презумпция, презумпция... Да, и еще: помните, какой гнев вызвала там, наверху, критика доблестных органов, которые круто давят диссидентов, но, получается, более восьми лет не могли поймать двух пацанов, устраивавших дерзкие взрывы по всей стране?
 
И хотя Ковалев с Коноваловым - люди явно аполитичные (и потому так дубово, неестественно выглядели в официальной подаче мотивы типа "дестабилизировать обстановку", "посеять страх, панику"), само дело в глазах правящей верхушки приобрело огромную политическую нагрузку, говорится в статье.Независимые наблюдатели убеждены: сверхзадачей власти было показать, что она контролирует ситуацию от и до. Что Большой брат все видит. Что многочисленные силовики не зря едят свой хлеб с толстым слоем масла - и любого выкопают из-под земли. И вообще, "у нас зря не сажают" - официальная максима еще со сталинских времен. И вы хотели, риторически спрашивают критики режима, чтобы суд отклонился от генеральной линии, которая за версту читалась невооруженным глазом? Теперь по той же логике следует поставить точку в сюжете. Две свинцовых точки. Хотя даже если взять за основу предположение, что процесс был абсолютно не запрограммирован - кто даст гарантию от судебной ошибки? Потому, в частности, и отказались во многих странах от смертной казни. Белоруссия остается в Европе последним местом, где государство расстреливает.
 
Вероятность, что Коновалов и Ковалев будут помилованы, "практически нулевая", цитируют "Белорусские новости" юриста и правозащитника Юрия Чаусова. В комментарии изданию эксперт отметил, что сам он далек от "конспирологической версии" о причастности властей к взрыву: "Негативные для руководства режима последствия явно перевешивают". Но вместе с тем, подчеркивает Чаусов, недоверие массы людей к итогам следствия и суда - налицо. Собеседник делает вывод, что значительная часть белорусского общества сегодня уже "не признает права власти карать", а это - признак утраты легитимности.
 
По мнению Валерия Карбалевича, эксперта аналитического центра "Стратегия", Лукашенко всегда ориентировался на то, что "суровый приговор в принципе попадает в русло общественных ожиданий", продолжает издание. Простой народ, как правило, настроен в отношении преступников еще жестче, чем правоохранительные органы, отметил политолог. Да, к конкретному делу Ковалева - Коновалова отношение массы сложнее, но в итоге, когда на самом верху будет решаться вопрос о помиловании, скорее всего, "перевесит мотив демонстрации силы власти", полагает Карбалевич. Впрочем, он добавил, что у Ковалева, обвиненного лишь в пособничестве терроризму и недонесении, шанс на помилование есть. В любом случае, недовольство белорусов зависимостью судебной системы, несправедливостью отечественной Фемиды, по мнению моего собеседника, вряд ли представляет опасность для властей. "Люди гораздо больше озабочены экономическими проблемами", - отмечает политолог.
 
Добавлю: и даже по этому поводу - после двух девальваций и при стопроцентной инфляции - на уличные протесты народ не ломанулся, говорится в статье. "Народные сходы" завяли. Страх перед репрессиями, неверие в реальную альтернативу, парадигма растительного самовыживания - пальцы можно загибать и загибать. Факт то, что в любом общественном вопросе налицо классика жанра: народ безмолвствует. В Сети же (это относится и к виртуальному сбору подписей под петицией о спасении жизни Коновалову и Ковалеву) кипит лишь разум возмущенный узкого продвинутого сегмента. И хотя расстрел (парадигма "нет человека - нет проблемы") вкупе с уничтожением ряда вещдоков по решению суда только усугубит подозрения скептиков, что здесь нечисто, - власть, похоже, готова идти на такие издержки.
 
Когда в отношениях с Европой была оттепель, Минск демонстрировал некоторое внимание к проблеме смертной казни, пишут "Белорусские новости". При Палате представителей даже создали группу по изучению вопроса. Отмена "вышки" или хотя бы мораторий на расстрелы - таково было одно из минимальных условий, чтобы возвратить Национальному собранию гостевой статус в Парламентской ассамблее Совета Европы (Белоруссия, к слову, единственная страна Старого света, которая остается за бортом СЕ). Впрочем, депутаты не гнали лошадей, а после разгрома Площади 19 декабря с Европой пошла такая заруба, что и вовсе стало не до того. Ныне же ренессанс братания с Москвой, а точнее - ее пряники, дешевый газ и все прочее, и вовсе снимают нужду срочно замиряться с окаянными западниками.
 
Москва же по таким поводам явно прессинговать не станет, продолжает издание. Если не считать заявлений правозащитников - только кто их слушать будет? Да, член Общественной палаты России адвокат Анатолий Кучерена заявил по горячим следам, что расстрельный приговор в сердце Европы - "это какое-то средневековье". Но вот российский посол Александр Суриков в тот же день отметил: "Я отношусь к этому делу спокойно и не лезу в "черные пятна" - есть суд, в конце концов".
 
Мнение же Европы по этому вопросу Минску сейчас абсолютно безразлично, убежден аналитик Юрий Дракохруст. Впрочем, "через некоторое время это может измениться, тогда и будут торговаться - и по смертной казни, и по политзаключенным". Но к тому времени расстрельный пистолет способен сделать свое дело. У многих наблюдателей впечатление таково, что курок, фигурально говоря, был взведен задолго до того, как судья зачитал приговор, резюмируют "Белорусские новости".
 
Приговор Дмитрию Коновалову и Владиславу Ковалеву не подлежит кассационному обжалованию, однако у председателя Верховного суда есть право истребовать дело и опротестовать решение суда, пишет "Евромост".Правозащитники также отмечают, что при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, за совершение которых предусмотрена смертная казнь, особенно важно, чтобы не было ни малейшего сомнения в законности и обоснованности принятых решений.
 
Напомним, адвокаты осужденных намерены подать жалобы на приговор в надзорном порядке, продолжает издание. Кроме этого, Ковалев и Коновалов могут подать прошения о помиловании на имя президента. Александр Лукашенко, отвечая на вопросы журналистов в Ивацевичском районе, заявил, что в ближайшее время ему придется принимать это решение.
 
"Думаю, что помиловать могут и Коновалова, и Ковалева, - заявил в интервью изданию юрист правозащитного центра "Весна" Владимир Лaбкович. - Во всяком случае, надеюсь на это. И безотносительно к виновности этих молодых людей считаю, что применение смертной казни в принципе абсолютно недопустимо. Это абсолютное варварство и средневековье, которое даже не соответствует христианскому пониманию возмездия, правосудия и вообще - христианской концепции ценности человеческой жизни. Но, если говорить исключительно с юридической точки зрения, то можно сказать, что суд не дал все ответы на вопросы. Мы солидарны с позицией адвокатов по доказательству вины и Ковалеву, и Коновалову, считая, что в таких делах должен быть беспристрастный суд, который дал бы оценку: виноваты эти люди в совершении на самом деле этого чудовищного преступления или нет?"
 
"- Но смертную казнь в Белоруссии пока никто не отменял...
 
- Думаю, рано или поздно, но страна к этому придет. В России смертную казнь уже отменили, и мы, наверное, единственная страна в Европе, где такая мера применятся. В такой ситуации Белоруссия выглядит, мягко говоря, неуклюже.
 
- А как вы относитесь к тем белорусам, которые требуют высшей меры наказания Ковалеву и Коновалову?
 
- С пониманием. Но в вопросах смертной казни, на мой взгляд, государство и политическая элита должны быть выше за позицию общества. Если опрашивать народ в любой стране мира после любого подобного ужасного преступления, люди, безусловно, выскажутся за смертную казнь преступникам. Это понятная и предсказуемая реакция общества. Но, если исходить из позиции ответственности государства за жизнь человека, то оно не должно идти на поводу таких первобытных реакций. Наоборот нужно поднимать общество на уровень гуманизма и понятия развития европейской цивилизации. Поэтому к людям в этом вопросе отношусь с пониманием, к власти, которая подогревает эмоции, - абсолютно отрицательно".



 

Читать также

Будущая РОССИЯ – заветная Мечта любого Землянина! ©2011—2012