Home ИНТЕРЕСНО !!! России нужна Великая национально-государственная идея
Индекс материала
России нужна Великая национально-государственная идея
История России — это история ее национальной идеи
Сегодня Россия больна. Ее недуг — бездуховность.
Новая социальная идея
Все страницы

России нужна Великая национально-государственная идея

04.02.2012   Мысль, вынесенная в название статьи, может вызвать у читателя вопрос: разве реформируемая ныне Россия не имеет национальной идеи, достойной своей истории и судьбы?

Имеет, ибо "ничто не живет, что не было бы каким-нибудь образом идеей " (1) единством понятия (души) и его наличного бытия (тела), не существующих друг без друга в пространстве и во времени. И даже нечто больное и умирающее, поскольку в нем еще сохраняется жизнь, все же является идеей, хотя уже и не вполне соответствующей своему понятию.

Идея нации есть не то,
что она сама думает о себе во времени,
но то, что Бог думает о ней в вечности.
В.С.Соловьев

Так что сам факт существования современной России говорит о том, что она не только имеет идею, но и сама является каким-то образом идеей. Вопрос только в том, какая это идея? Если, по словам Гегеля, все, что есть истинного, великого и божественного в жизни, становится таковым через идею, то это потому, что сама идея является истинной, великой и божественной.

Каково же качество души и тела социальной идеи сегодняшней России? Адекватно ли душа народа отражает Небесный архетип национальной идеи — мысль Бога о России и является ли эта мысль духовным смыслом национального самосознания и государственной политики, жизни личности, семьи, общества и государства? Вобрала ли в себя господствующая сегодня идея исторический опыт жизни Отечества? Национальна ли она по содержанию и форме, представляет ли собой национально-государственную идею и выражает ли великое назначение России в эволюции человечества? На эти и другие вопросы нам и предстоит ответить в этой статье и последующих публикациях.

I

Логическая структура национальной идеи не сводится ни к своему сверхземному началу — божественному замыслу, ни к его отражению в человеческом сознании — общественному идеалу, ни к его исторически конкретному, земному воплощению — государству, а представляет собой взаимообусловленное единство всех указанных моментов своего понятия, систему динамического синтеза ее сверхчеловеческой и человеческой, идеальной и реальной природы.

Рассмотрим идею нации в свете русской религиозно-философской мысли. "Национальность, — говорит С.Н. Булгаков, — не есть только факт и в этом смысле историческая случайность, пузырь на море бытия, но и умная сущность, умопостигаемое начало, которому поэтому соответствует особый его носитель в ангельском мире" (2).

Божественная идея нации — это не абстрактно-родовое понятие, отвлеченное от своего конкретного содержания, видового отличия. "В своей идее, — продолжает С.Н. Булгаков, — род существует и как единое, и как полнота всех своих индивидов, в их неповторяющихся особенностях, причем это единство существует не только in abstracto, но и in concreto... Еcли бы можно было изнутри взглянуть на семью, на род, нацию, человечество, то все это представлялось бы как единое, многоликое, многоочитое существо " (3).

В своей пространственно-временной форме божественная идея нации также конкретна. Еe живой носитель — государствообразующий народ есть одновременно национальный духовно-культурный род и вид, исторически определенная национальность по отношению к другим национальностям, образующим многонациональный единый народ — исторически конкретную нацию. В этом смысле русская идея есть идея России.

Мысль Бога о нации — это кристалл божественного духа, на огненных скрижалях которого начертан ее духовно-национальный код (ДНК). Содержащий в себе судьбу, особенности духа и жизни народа, он есть сущность субстанции национальной идеи, специфицированная своеобразием мысли Бога и определенным качеством Его энергий.

Божественная идея нации — это альфа и омега национальной жизни, путеводная звезда, указывающая народу истинное направление его эволюции. Ее воплощение в общественный идеал, в духовную и материальную жизнь народа есть процесс становления божественно-космически-социальной архитектоники национальной идеи. Уровень развития народа, воспроизводство и сохранение им своего национального характера, духовного смысла и национального образа жизни прямо пропорционален степени воплощения мысли Бога и исторического опыта нации в социальную действительность, организованную в государство.

Божественная идея нации, как сверхчувственный корень и духовный закон своеобразной жизни, эволюционная заданность особого назначения народа в космически-планетарном организме человечества, не воплощается в свою пространственно-временную форму автоматически, так как нация есть существо духовное, а потому и моральное. "А коренное условие морального существа лежит в том, — говорит В.С.Соловьев, — что особая функция, которую оно призвано выполнять во вселенской жизни, идея, которою определяется его существование в мысли Бога, никогда не выступает в качестве материальной необходимости, но только в форме морального обязательства. Мысль Бога, являющаяся безусловным роком для вещей, для существа морального только долг... Моральное существо никогда не может освободиться от власти божественной идеи, являющейся смыслом его бытия, но от него самого зависит носить ее в сердце своем и в судьбах своих как благословение или как проклятие " (4).

Идея нации трансцендентна и имманентна духу народа. Она бессознательно и сознательно присутствует в нем, есть его безначальное начало и конец, уходящий в бесконечность. "Но осуществление этого первообраза в мире, становящемся во времени, не является односторонним действием Божества: оно совершается при деятельном участии твари, призванной к свободному сотрудничеству, к свободному содействию воле Божией " (5). История народа — это самооткровение идеи нации, принимающей определенные формы социальных идей. Последние, воплотившись в национальные социумы и мировые цивилизации, лишь частично, в той или иной мере, адекватно или искаженно, отражают свой сверхисторический архетип.

Дух народа, содержащий в себе божественный образ нации, и государство — это национальная идея в ее свернутом, сверхчувственном состоянии и развернутом, пространственно-временном проявлении. Вот почему национальная идея, как то, что было, есть и будет, не выдумывается народом, а лишь в меру его исторического развития открывается и доводится до самосознания духом национального гения.

Необходимость осознания идеи нации и превращение этого знания в практически действующее национальное самосознание — государственную политику и национальное государство как историческую форму реального существования национальной идеи заключается в том, что "нация есть воля к бытию, которая может стать и безволием (что и произошло в наше "демократическое" время. — В.М.)... Нация воспринимается не только как данность или факт, но как творческая задача и долг " (6). Расширенное воспроизводство практически действующего национального самосознания есть абсолютный долг народа перед Богом, человечеством, нацией и окружающей средой.

Без исполнения этого долга, следовательно, без такого национализма не произойдет надлежащего воплощения на Земле божественного замысла и нация не осуществит в исторической полноте свою специфическую, уникальную функцию в составе социального организма человечества, а человек вне национально-государственного, своеобразного способа жизни не разовьет определенные ему судьбой способности и качества своего духа. В результате направление эволюции человека, нации и человечества исказится и процесс замедлится, что не отразится на самой божественной идее. "Призвание, — писал В.С.Соловьев, — или та особая идея, которую мысль Бога полагает для каждого морального существа — индивида или нации — и которая открывается сознанию этого существа как его верховный долг, — эта идея, проявляется как закон жизни, когда долг выполнен, и как закон смерти, когда это не имело места " (7).

Без исполнения этого долга, следовательно, без такого национализма народ утрачивает сознательную связь с Логосом нации. Содержащийся в духе народа аналог ДНК мутирует. Нация денационализируется. Ее государственная форма перестает быть самобытной и превращается в опасного для жизни социального урода, духовного идиота, не ведающего своего национально-исторического родства. Вместе с утратой национального характера, религиозно-нравственным и материально-организационным разложением государства деградирует и окружающая его природная среда. Наступает земная смерть нации. И наоборот, нация начинает возрождаться, государство процветать, когда национальная идея становится духовной основой и сознательно-волевым способом его развития.

В чем же заключается духовный смысл и своеобразие идеи России, ее национальное и всемирно-историческое значение? Прежде всего в выполнении своей специфической функции в социальном теле человечества, "органическая функция, которая возложена на ту или другую нацию в этой вселенской жизни, — вот ее истинная национальная идея, предвечно установленная в плане Бога " (8). Для Хомякова и Самарина, для Ив. Киреевского "Россия, — писал Г.В. Флоровский, — была дорога и священна не только по силе кровной связи с Родиной, но еще более как историческое дело православия... И Запад "отталкивал" их вовсе не своим гниением, не своею дряхлостью... (Они видели ее причину во лжи и недостаточности начал его жизни, в подмене и подделке идеалов — идолами... Вся историческая значительность и своеобразие русской духовной жизни определяется именно восточно-православным ее происхождением и преемством. Как "живая наследница Восточного православия" Россия и есть особый мир... Не на славянской, а на православной особенности лежит центр тяжести " (9).

Какова духовно-душевная особенность живых носителей национальной идеи Россия? Специфическое качество духа народа обусловлено особенностью духовных энергий, исходящих от божественной матрицы национальной идеи. "Русский народ, — писал И.А. Ильин, — прежде всего — народ чувства, и главный его творческий акт — акт сердца. К тому же это народ-созерцатель, главный его творческий акт — созерцание сердцем и поиски прекрасного. Это... первичные силы его духа. Это, конечно, не означает, что он не обладает силой мысли и силой воли. Но последние развиваются в лоне первичных сил и обретают свою ценность — в плане онто-и филогенеза — гораздо позже " (10). Характер русского народа всесторонне рассмотрен Н.О. Лосским.

Животворящей душой русской (российской) национальной идеи является "Святая Русь" — это то же самое, что "святая суть русского", "святой оплот", иначе — "святая entelexeia " (11). Эта аристотелевская энтелехия есть "живая сущность того, что есть сейчас, здесь, и того, что было тогда, в прошлом, и что будет и далее, в будущем, что работало, работает и будет работать в вещи, в человеке или в народе. Это не только отдаленный идеал-образец, далекая цель, развернутое совершенство будущего, но и внутренняя сила, которая всегда была и находила свое выражение и сейчас является движущим и определяющим мотивом, в будущем должна стать руководящей и остаться таковой навсегда " (12) .

Богочеловеческой основой национальной идеи России является религия — радуга духовного света, связующая Небесный и земной полюсы нации. Если мы обратимся к религиозному источнику русской идеи, говорит И.А. Ильин, "то мы увидим, что это есть идея православного христианства. Россия восприняла свое национальное задание тысячу лет тому назад от христианства: осуществить свою национальную земную культуру, проникнутую христианским духом любви и созерцания, свободы и предметности. Этой идее будет верна и грядущая Россия " (13).

 


II

История России — это процесс сверхсознательного и сознательного, полусознательного и бессознательного, адекватного и искаженного воплощения духом народа идеи нации в определенные социальные идеи и государственность. Каждая последующая государственная форма национальной идеи в снятом и преобразованном виде в той или иной мере содержит в себе исторический опыт предшествующих форм.

История России — это история ее национальной идеи, которая в действительности есть история Российского государства. Творческий процесс возникновения, развития и разрешения противоречия между сверхисторическим началом национальной идеи и историческими формами ее государственного бытия есть главная движущая сила истории народа, биение жизненного пульса нации, ее эволюционная тяга.

Сегодня Россия — демократическое государство, в котором указанное противоречие не нашло своего разрешения, государственная власть оказалась неспособной к творческому объединению сверхземного и исторического духа нации с ее социальным телом, в результате чего последнее стало наполняться чужеродным духом, болеть и умирать. Утешение в том, что Небесная Россия, которая в силу своей софийной природы приватизаторам не по зубам, остается не изуродованной демократическими реформами.
Что же заложили отцы российской демократии, кроме эгоистических интересов, в основание социальной реформы? Объективную идею демократии или свои субъективные представления о ней, навеянные западным духом либерализма и прозападным, суетным, постоянно двоящимся, политически блудливым духом доморощенных политтехнологов? Разобраться в этом нам поможет И.А. Ильин — русский огненный дух, нравственно-волевая мысль и мужественно-честное слово которого так необходимы сегодняшней Россия. "От демократии ждали, да и теперь ждут, — писал Иван Александрович, — ждут с уверенностью, с пафосом, с инквизиционной нетерпимостью, — "спасения" для будущей России " (14). Но "оказалось, что либералы не предусмотрели, что крайняя или несвоевременно и неуместно предоставленная свобода ведет к разнузданию и порабощению; они не предугадали, что человек, не созревший для свободы, может злоупотребить ею в разнуздании и продать ее за личный или классовый интерес, за чистый прибыток... Безмерная свобода есть или ребяческая мечта, или соблазн дьявола, а в жизни — то и другое вместе. Зло скрывается совсем не в "принуждении" и не в "государственности", как проповедовал Лев Толстой, а в безбожной и злой человеческой воле, которой безумно предоставлять "свободу". И потому всякая свобода должна иметь свою меру и форму и притом у каждого народа — свою особую..." (15).

Знают ли современные либералы, что такое идея демократии, или демократическое государство, соответствующее своему понятию? Вновь обратимся к И.А. Ильину. "Есть два различных понимания государства и политики: механическое и органическое. Механическое — отстаивает человеческую инстинктивную особь и ее частные интересы; оно измеряет жизнь количественно и формально. Органическое исходит от человеческого духа и восходит к национальному единству и его общим интересам; оно качественно и ищет духовных корней и решений " (16).

При механическом воззрении "каждый желает меньше работать, больше наслаждаться и развлекаться; плодиться и наживать; иметь свои безответственные мнения и беспрепятственно высказывать их... Главное — "свобода", "равенство" и "счет голосов". Государство есть механическое равновесие частных (личных и партийных) вожделений; государство строится как компромисс центробежных сил, как лицедейство политических актеров. И политика должна двигаться "по равнодействующей" (по параллелограмму сил!) взаимного недоверия и состязающихся интриг...

Такое формальное и количественное понимание государства ставит его судьбу в зависимость от того, как и чем заполняется та содержательная пустота и то безразлично-беспризорное качество, которые предоставляются людям формальною "свободою". Государство и правительство суть лишь "зеркало" или "арифметическая сумма" того, что делается в душе и в правосознании человеческой массы. Там вечно что-то само собою варится, в этом непроглядном и в то же время неприкосновенном котле: всякое вмешательство запрещается как "давление"; всякое ограничение или воздействие — клеймится как "стеснение свободы". Каждому гражданину обеспечивается право на кривые и лукавые политические пути, на нелояльные или предательские замыслы, на продажу своего голоса, на гнусные мотивы голосования, на подпольные заговоры, на незаметную измену, на тайное "двойное подданство" — на все те низости, которые бывают людям столь выгодны и столь часто их соблазняют... Понятно, что все это сразу обезоруживает государство перед лицом его врагов и разлагателей и в то же время обеспечивает этим врагам и разлагателям полную свободу и безнаказанность... Итак, формальная свобода включает в себя свободу тайного предательства и явного погубления " (17).
Абстрактная свобода, формальная демократия, либеральная идея — это общественные явления нецелостного социально ориентированного духа, неукорененного в божественно-религиозную почву. Вот что пишет об этом Н.А. Бердяев: "Свобода изолгалась... Формальное понимание свободы привело к реальной несвободе... Истинная свобода человеческой личности имеет духовный, а не социальный источник, она определяется ее вкорененностью в духовном мире, а не вкорененностью в мире социальном... Либеральные демократы не знали духовных основ свободы, и не хотят знать и движения, против них направленные. Либерализм отделил гражданина от целостного человека... Прроблема свободы безмерно глубже проблемы либерализма, и в либерализме она не имеет прочного обоснования. Формальный либерализм, равнодушный к Истине, индивидуализм, приведший к страшным неравенствам и несправедливостям, создали для свободы отталкивающие и тягостные ассоциации. Свободу нельзя понимать только отрицательно и формально, ее нужно понимать положительно и содержательно. Свобода должна быть спасена соединением с Истиной, она не может быть спасена равнодушием к Истине. Познаете Истину, и Истина сделает вас свободными...
Либерализм есть исключительно общественное... одноплановое миросозерцание, оно не видит, что человек принадлежит к двум планам бытия... к царству Божьему и царству Кесаря... Либерализм требует формальной свободы, равнодушной к истине и к содержанию человеческой жизни. Христианство же требует свободы как содержания самой христианской истины, как качественного содержания человеческой жизни. И это одинаково распространяется и на мысль, и на культурное творчество, и на жизнь социальную и экономическую " (18).

Демократия в России формальна. Это означает, что, будучи провозглашенной и законодательно закрепленной государством, она не имеет соответствующих социально-экономических и сознательно-волевых условий и средств для своей реализации в жизнь. Абстрактная природа демократии, определяемая низшей, юридической формой свободы, не может быть своим собственным основанием и неспособна удержаться на самой себе, ибо право основывается на внутренней свободе — морали, последняя — на внутренне-внешней свободе — нравственности, существующей в виде государства как реальной основы и всеобщего способа действительного бытия конкретной, т. е. нравственно-морально-правовой демократии, социальной формы выражения религиозного духа народа.

Явившись результатом внутренней социальной реакции на состояние социалистического общества и внешней "помощи" западных "друзей" в его сокрушающем реформировании, оказываемой через поколение дряблое и предательское, по словам И. А. Ильина, российская "демократия" стала средством развязывания узла субъективной свободы, завязанного социалистическим государством, расхищения младо-реформаторами, партоборотнями и другими социальными хищниками национального богатства страны, разрушения основ личной, общественной и государственной жизни, дискредитации идеи демократии и ее самоуничтожения.
Без национальной религиозно-нравственной основы субъективная свобода личности, как высшая ценность демократии, становится либеральной развязностью человеческого духа, его отвязанностью от самого смысла свободы, т. е. несвободной.
Без соответствующего правосознания законность и правопорядок — юридическая основа формальной демократии не превращаются в государственно-правовую действительность. Процесс либерализации общества, развитие рыночных отношений, не обеспеченных духовными и материальными условиями жизни граждан, сопровождаются ростом правонарушений, преступности, криминализацией государства.

Без необходимых социально-экономических средств, жизненных ресурсов демократические свободы остаются нереализованной возможностью. Формальная российская демократия выступает катализатором раскола нации, социальной поляризации народа на сверхбогатых и сверхбедных, между которыми разверзается пропасть, в которую провалятся все. В качестве абстрактной свободы либеральная демократия может сформировать лишь духовно, материально и организационно слабое, безволевое, неспособное удержать себя от самораспада асоциальное и антинациональное государство. Между тем подлинная демократия отличается от своего суррогата тем, что она является единством субъективной и объективной, внутренней и внешней свободы в виде правовой и морально-нравственной формы выражения социально-экономического содержания, образующих государство — идею демократии.
В субъективном смысле идея демократии — это прежде всего религиозно-нравственное состояние духа народа, его развитое правовое сознание, высокая политическая, общая и профессиональная культура, основанная на национальном самосознании, умение гражданина управлять собой в соответствии с понятием свободы.

В объективном смысле идея демократии предстает в виде совокупности всех общественных отношений, организованных в семью, национальное хозяйство, гражданское общество и государство как всеобщий способ свободной, правовой, морально-нравственной и религиозной жизни каждого и всех.

Для осуществления конкретной демократии необходимо:

— фактическое участие праводееспособного населения страны в разумном, нравственно-правовом управлении государством;

— наличие юридических законов, закрепляющих те общественные отношения, которые объективно, в силу своей природы нуждаются во внешнем регулировании, обеспеченном государственно-правовым принуждением. При этом нормативный акт должен содержать в себе право, а последнее выражать свободу — священный принцип демократии;

— осознание гражданами, и прежде всего властью, понятия свободы как зависимости человека от законов его духовной и материальной, личной и общественной жизни, где эта зависимость как закономерная, свободная жизнедеятельность осуществляется путем внутреннего, морального самоограничения и внешнего государственно-правового принуждения;

— понимание идеи собственности как взаимообусловленного единства ее государственной и частной форм, которые в целях своего свободного существования, сохраняя себя и свою экономически-правовую особенность, должны переходить друг в друга посредством рыночно-государственного регулирования на основе налогового законодательства, всеобщим принципом которого является ограничение частного интереса интересом государства. В результате этого образуется экономически-правовая свобода субъектов национального хозяйства, основанная на многообразной, единоразличенной собственности, праве и государстве. Это формальный момент идеи собственности. Главное заключается в том, чтобы установить, что может быть отнесено к объекту государственной и частной форм собственности, каков должен быть их экономически-правовой объем, мера свободы для сохранения демократии и государства в целом. Может ли то, что в силу своей природы является всеобщим: божьим и общенародным, находиться в частном владении, пользовании и распоряжении;

— признание, особенно фанатиками западной демократии, рыночных отношений в качестве средства, а не самооценки жизни и определение им государством — властно-правовым гарантом свободы и демократии места, роли, сфер и границ их бытия в архитектонике социума. Их проникновение в морально-нравственные и даже религиозные отношения низводит эти высшие формы свободы до их юридически-правового минимума, понижая тем самым общий уровень духовности нации как абсолютного критерия его исторической развитости;

— профессионально-нравственная пригодность граждан-патриотов для государственной службы, понимание чиновниками смысла государственной власти и той высшей цели, ради которой существует эта власть;

— наличие не только юридической основы демократии, но и реальных условий и средств реализации гражданами своих прав на жизнь, достойную гражданина демократического государства;

— обеспечение других жизненных условий, не допускающих разделения членов общества на богатых и бедных, при котором нарушается социальная справедливость и не обеспечивается сохранение жизни нищенствующей части населения страны.
Реальная демократия в форме государства слагается не арифметически, а органически, говорит И.А Ильин. "Люди, участвующие в этой жизни, суть не отвлеченные "граждане" с пустыми "бюллетенями" в руках, но живые личности, телесно-душевно-духовные организмы; они не просто нуждаются в свободе и требуют ее, но они должны быть достойны ее... Народ, потерявший чувство духовного достоинства, лишенный ответственности и государственного смысла, отрекшийся от чести и честности, — неизбежно предаст и погубит свое государство... Настоящее государство "демократично" в том смысле, что оно черпает из народа свои лучшие силы и привлекает его к верному участию в своем строительстве...

И если демократию понимать в этом смысле, в смысле всенародного самовложения, всенародного служения, творческой самодеятельности во имя России и качественного отбора вверх, — то поистине трудно будет найти порядочного человека, христианина, государственно мыслящего патриота, который не сказал бы вместе со всеми: "да, в этом смысле и я тоже демократ"...
Механическое, количественное и формальное понимание государства, которое осуществляется в западных демократиях, не есть ни единственно возможное, ни верное. Напротив, оно таит в себе величайшие опасности; оно не блюдет органическую природу государства; оно отрывает публичное право человека от его качества и способности; оно не единит граждан в Общем, а утрясает в компромисс их своекорыстные голоса. Поэтому такая форма "государственности" и "демократии" не обещает России ничего доброго и не подлежит ни заимствованию, ни воспроизведению. России нужно иное, новое, качественное и зиждительное " (19).

 


III

Сегодня Россия больна. Ее недуг — бездуховность. Она поражает сущностную природу людей, обессиливает их волю к истине, красоте и добру, расчеловечивает человека, извращает смысл жизни и ее подлинные ценности, уродует общество и природу. Болезнь демократической России вызвана вовсе не демократизацией общественной жизни, она необходима, а нравственной низостью и духовной незрелостью определенной части общества и власти, которая проституировала смысл демократии — свободу. Этому способствовали нарастающие противоречия внутри социализма и объявленная ему капитализмом "холодная война". Еще до того, как российские демократически-рыночные хищники стали терзать экономически-природное тело России, их западные наставники уже трудились над растлением ее души.

Я приведу лишь один пример из новейшей мировой истории духовного терроризма. Его разрушительное воздействие на человеческую душу, а через нее и на всю общественную жизнь особенно проявилось в наши дни. Речь идет о плане развала Советского Союза, разработанном в годы "холодной войны" бывшим директором ЦРУ Аленом Даллесом. В нем магистр искусства изложил стратегию победы над русским народом путем его духовного разложения. "Окончится война, все как-то утрясется, устроится. И мы бросим все, что имеем, — все золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей... Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих союзников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания.

Из литературы и искусства, например, мы постепенно вытравим их социальную сущность, отучим художников, отобьем у них охоту заниматься изображением... исследованием тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс. Литература, театры, кино — все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства... Мы будем всячески поддерживать и подымать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства, — словом, всякой безнравственности. В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху. Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель... Четность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Национализм и вражда народов, прежде всего вражда и ненависть к русскому народу, — все это расцветет махровым цветом... И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или даже понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества. Будем вырывать духовные корни, опошлять и уничтожать основы духовной нравственности. Мы будем браться за людей с детских, юношеских лет, главную ставку будем делать на молодежь, станем разлагать, развращать, растлевать ее: мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов " (20).

Удивительно, что феномен цинизма западной демократии так глубоко постиг то, что не смогла и до сих пор не может или не хочет понять наша материально ориентированная власть, а именно: здоровье и болезнь, жизнь и смерть нации — в духе народа. Образуя в своей дифференциации спектр духовной светотени от святости до святотатства, этот дух является источником добра и зла, свободы и произвола.

Вот лишь некоторые проявления нравственно больного и незрелого духа формальной демократии.

Нищета и униженность большей части населения страны — его зверино-рыночный оскал.

Приватизация природного и рукотворного богатства народа, концентрация капитала в руках олигархов — его ненасытная алчность.

Разорение крестьянства, промышленности, народного хозяйства страны и кадрового потенциала — его государственное преступление.

Социальное сиротство, недостойное отношение к материнству и детству, старости и инвалидам — его национальный позор.

Коррупция — его материальное стяжательство и продажность.

Торговля национальными интересами — его денационализация и предательство.

Дефолт — его нравственное падение.

Размывание мутными водами глобализации национальной культуры и традиционного образа жизни — его духовно-национальная бесхребетность, неукорененность в почву Отечества.

Лукавый либерализм — демагогическая шельма, чей бог — "золотой телец", — его свобода от совести и высшей Правды.

Раззвязно-настырный шоу-бизнес поп-культуры — его концентрированная пошлость.

Алкоголизм, наркомания, проституция — его безответственность, распущенность и развращенность.

Тотальный рынок — его духовная смерть.

Разрушение окружающей среды — его невежество и эгоцентризм.

Депопуляция — апофеоз его интеллектуально-нравственной несостоятельности, интегральный показатель неспособности современного демократического государства обеспечить свое простое воспроизводство, факт чужеродности идеи западной демократии национальной идее России.

Кто же несет за все это ответственность? Прежде всего те, кто морально ответствен за судьбу своего народа, кто в силу своего должностного положения отвечает за духовное, физическое, социальное и экологическое здоровье нации, а также все те, в ком пребывает дух свободы произвола и умерщвления жизни.

Западные растлители человеческих душ и их российские помощники прекрасно понимают, что народ с нравственно разложившейся душой — это толпа, которой легко управлять.

Социальной базой редуцирования духа народа является формальная, духовно опустошенная демократия. Ее нужно и можно преодолеть лишь духовно-нравственной свободой и конкретной демократией. Исходя из понятия свободы, как интеллектуально-чувственно-волевого выражения закономерности человеческой жизни, эволюционный смысл которой — духовная полнота бытия, содержание телевизионных передач, кинофильмов, информационных материалов СМИ, Интернета, произведений литературы и искусства должно оцениваться государством и обществом на предмет национальной духовной безопасности. Демократически абстрактные, но эгоистически конкретные реформаторы, чье понимание свободы оказалось вульгарным, а ее реализация — их же собственным произволом, национальным предательством и разграблением общенародного достояния, в связи с этим скажут: а судьи кто? Отвечаю: ваша духовная противоположность!

Государство должно не только осуществлять контроль за качеством продукции идеального воспроизводства общественной жизни, но юридически и фактически быть собственником прежде всего телевидения, которое тотально воздействует на сознание миллионов людей. Власть и общество обязаны следить за тем, чтобы СМИ не проводили в жизнь программы нравственных уродов лживой свободы, а способствовали осуществлению смысла и эволюционного назначения человеческой жизни, иначе народ окончательно захлебнется духовными нечистотами.

Абстрактный дух формальной демократии и в этом усмотрит тоталитаризм, нарушение прав человека и свободы личности — свободы от Бога и законов жизни, свободы вытворять, духовно и физически разлагаться и заражать собой окружающую жизнь. А что другое может сказать интеллектуально и нравственно самоусеченный дух и к чему он может привести Россию, кроме как к тому, к чему уже привел? Идеологам либеральной идеи пора уяснить, что государство, соответствующее своему понятию, — это не антипод свободы, а общенародный способ ее действительного существования.

Сегодня, как никогда, Россия нуждается в духовном оздоровлении очистительным светом искусства. Мощным средством его распространения могло бы стать телевидение. Но оно, будучи составляющей рыночной экономики, а значит, и средством бизнеса в корпоративных руках, ориентировано не на духовно-всеобщие, а материально-частные интересы и ценности.
Власть ищет жизненные ресурсы главным образом в природе, экономике, науке, образовании — словом, в материальном и интеллектуальном мире человеческой жизнедеятельности, но не в духовном мире нравственности и художественной красоты. А между тем именно красота наряду с истиной и добром, как выражением любви, есть ипостась самого духа национальной идеи России. И пока свет красоты, преломляясь в излучении любящего сердца в свет истины и добра, будет светить в душе народа, Россия не погибнет. Нравственно-здоровый народ непосредственно, без профессиональной рефлексии, актом сердечного созерцания безошибочно воспринимает этот свет и как носитель и хранитель национально-духовного здоровья является высшим судьей произведений искусства, ибо судья — духовно-развитое сердце — главный жизненный орган национальной идеи России.
Вот почему последнее слово в оценке искусства остается не за эстетствующим снобизмом, а за народом. Где нет красоты — этого божественного начала природы и человека, там нет и искусства, а есть поза, кривляние, эпатаж и вконец истусовавшаяся суета, за которыми скрываются порою бездарность, профессиональная несостоятельность и духовная опустошенность рыночных душ. Художник — это не шут гороховый, а сотворец Бога. Назначение искусства, в частности музыки, по словам Бетховена, состоит в том, чтобы высекать огонь из духа. Но для этого необходима встреча духовно горящих, а не смердящих сердец.
Главный вопрос не в том, почему идеологические противники вредят России, а в том, почему их антироссийские проекты так успешно реализуются в нашей стране? Может быть, причина этого заключается не только в выдающемся злоумии их авторов, но и в самой сознательно-волевой почве, на которой так обильно произрастают разбрасываемые ими семена зла. Помните, сказано: "Идет князь мира сего, и во Мне не имеет ничего". И еще: "И свет во тьме светит, и тьма не объяла его". Достаточен ли уровень духовного иммунитета народа, и прежде всего молодого поколения, чтобы защититься от вируса бездуховности, концентрированной формой выражения которой стало предательство России?

Особо важную роль в воспитании души народа призвана сыграть религия. К сожалению, с ростом храмов уровень духовности и культуры в обществе не повышается. Несмотря на то что критика отмечает, что в церквах слишком много от мира сего и мало духа утешения и любви, а в некоторых домах божьих темный дух рынка вьет себе гнезда, религия в современной действительности — оплот духовности нации. Здесь, как и во всем земном, чувственный образ идеи религии может быть и не адекватен своему сверхчувственному прообразу, который всегда пребывает в своей духовной чистоте. Религиозный дух России — живоначальный источник духа народа в его теоретической, художественной и предметно-практической формах выражения, образующих национальный социум.

Главное — это понять, что единственным субъектом-объектом государственного управления, совокупным носителем национальной идеи, творческой субстанцией всех социальных институтов и самого государства является дух народа и что не удвоение ВВП, а культура духа есть универсальное средство выхода из социального кризиса. Однако до сих пор власть не понимает, что государственную политику она осуществляет через дух народа, от качества которого всецело зависит качество социальной жизни. И вот уже на протяжении десятков лет власть делает ставку на развитие экономики, не ведая или забывая, что последняя вне человеческого духа в действительности не существует. И дух духу — рознь. Сознание, чувство и воля людей могут вырабатывать как истину, красоту и свободу, т.е. духовность, так и заблуждение, безобразие и произвол — бездуховность. В последнем случае экономика, как материальная форма духа народа, разваливается, социальный организм заболевает, деградирует и саморазрушается. Дух народа — абсолютный творческий ресурс в руках государственной власти.

Поистине мы живем в эпоху невиданной доселе разорванности человеческого духа: с одной стороны, потрясающие достижения в сфере науки и высоких технологий, с другой — логически безграмотный способ мышления и нравственно опустошенная воля. Поразительно, что для современной политической и экономической мысли и практики как будто и не было русской философии, которая в лице, например, В.С. Соловьев утверждал, что сами экономические бедствия есть следствие того, что экономические отношения должным образом не связаны с началами добра, не организованы нравственно.

Задача нашего времени — утверждение духовности, нравственности и права в социально-экономической и государственной жизни. Внутренняя дезинтеграция духа будет разрывать единство социума и выбрасывать его из потока эволюции до тех пор, пока господствующее эгоистически-рыночное сознание не изживет свой аморализм и однобокое мышление. Разумеется, зло заключено не в самой рыночной экономике, а в том, что из материального средства жизни она превращается для людей с зачаточной духовностью в самоцель, приобретает самодостаточный характер и становится для них смыслом жизни. При этом бессердечный дух рынка через поры социального организма проникает в самое душу России, сущность которой — сердечность, отравляет ее своей смрадностью и разлагает те сферы человеческого бытия, которые в силу своей природы могут существовать только на основе нравственности, жертвенности и любви.

Расхоже-пошлая фраза: "Если ты такой умный, то почему такой бедный?" — знак убожества духа фальшивой демократии, характерный показатель прагматического отношения к знаниям, которые можно превратить в интеллектуальное орудие наживы и средство безнравственной жизни. Образование ума без воспитания сердца — это еще не духовная культура. Однако очень трудно объяснить экономическому человеку с рыночной психологией, что материально бедная, но духовно богатая личность есть высшая ценность на шкале социальных и космических ценностей, национальное и мировое достояние, спасительное препятствие на пути общественного цинизма к смерти настоящей, духовной.

 


IV

Исполняется время. Оскорбленный, измученный и тоскующий по высшей Правде дух народа углубляется в самого себя, возвращается к своим историческим истокам и поднимается к своему божественному началу. В своей духовной глубине и высоте он начинает обретать свое национальное самосознание и понимать, что для выхода из тотального кризиса необходимо тотальное средство — великая национально-государственная идея, адекватная своему Небесному прообразу и его земному отражению, запечатленному в духовно-историческом опыте религиозной, научной, культурной, хозяйственной и государственной жизни России, в ее победах и поражениях, в деяниях ее героев и святых.

Новая социальная идея не привносится в душу и тело России извне и не является социальным клоном западной цивилизации, а прорастает из религиозно-нравственных глубин духа народа в национальную культуру и национальный социум, рожденный самой идеей. Как одна из социальных форм божественной идеи нации, она приходит для того, чтобы прервать процесс преждевременной смерти населения страны, преобразовать дух произвола в дух свободы и его творческой силой создать адекватное идее национальное государство — социальный макрокосм свободной жизни каждого и всех.

Новая социальная идея принимает вызов своего антипода, несущего дух разрушения, болезни и смерти ради сохранения жизни нации. Вступает в борьбу с идеей, чуждой духу России. Поэтому поражение и победа — в духе. Миссия новой идеи России — осуществление замысла Бога и цели эволюции человека национальным образом, сохраняя и воспроизводя себя в качестве уникального органа социального организма земного человечества. В отличие от идеи формальной демократии как социально-экономической и государственной формы существования юридической свободы — легального прикрытия свободы произвола, новая социальная идея есть идея исторически возможной полноты свободы человеческого духа, порождающего адекватную себе социальную действительность.

Ее отличие от исторически предшествующих социальных идей состоит в том, что смыслом своего бытия она провозглашает не принцип рыночных отношений и материального обогащения, не те или иные формы собственности, способы производства и общественно-государственные устройства, а сам смысл человеческой жизни и универсальное средство его реализации — качественно новый, преображенный дух народа как единственное условие улучшения общественной жизни, ибо последняя полностью и без остатка сводится к своей самоопределяющейся субстанции, есть жизнь духа народа в виде социального организма.
Именно поэтому новая социальная идея представляет собой динамическое единство цели, процесса, средства, способа и результата реализации цели, в которые развертывает себя адекватный своей миссии дух народа, организованный в государство как исторически конкретную форму реального существования национальной идеи. Ее претворение в жизнь осуществляется преодолением абстрактной свободы и формальной демократии путем воспитания народа в духе его национальной идеи и создания соответствующих ей семьи, гражданского общества и государства.

Новая социальная идея, как живое Небесно-земное существо, представляющее собой потенциальное единство уникального содержания богочеловеческого духа и его социально-природного тела, есть прежде всего общественный идеал, частично социальная действительность — воплощение светлого полюса духа народа и окружающая среда.

Имя новой социальной идеи XXI века — национальная идея духовно-нравственной и здоровой жизни, или в сокращенном варианте — идея здоровой жизни, или в сокращенном варианте – идея здоровой жизни.

Вечно коренящаяся в духе народа как его божественный смысл, развертывающий себя в драме отечественной и мировой истории, идея здоровой жизни, в отличие от современных социальных идей, не содержит партийно-политической и классовой ограниченности, а выражает интересы всех нравственно здоровых членов общества.

И своей природе эта идея как национальна, так и транснациональна. Заключая в себе эволюционную цель человеческого бытия, она способна стать основой, объединяющей ныне духовно и социально разорванную Россию, вызвать к жизни и мобилизовать универсальный творческий ресурс — духовно-физическое здоровье нации, созидающее здоровое государство как всеобщий способ здоровой жизни каждого и всех.

Высшая цель и ценность идеи здоровой жизни есть сама здоровая жизнь, по отношению к которой целесообразны, правомерны и нравственны лишь такие формы её социально-экономического и государственно-политического устройства, такие отрасли и способы производства, законодательные акты, произведения литературы и искусства, такое содержание СМИ и такой образ жизни, которые максимально обеспечивают ее реализацию.

Творческое ядро духа этой идеи, потенциально содержащееся в предшествующих социальных идеях, разрывает свои идеологические оболочки, сбрасывает с себя истрепанные историей лохмотья всевозможных "измов" и обнажает свой божественно-эволюционный, национальный и общечеловеческий смысл. Здоровье как идеал здесь приобретает значение нравственного долга перед смыслом жизни.

При этом цель и средства жизни меняются местами. Последним указывается на их место в структуре жизни и на шкале социальных ценностей. Тотальное господство рыночных отношений, проникшее в погоне за прибылью во все клетки социального тела и в высшие сферы его души, вытесняя собой духовные ценности и понижая своей торгашеской мелочностью уровень духа народа, ограничивается смыслом жизни — здоровьем человека, общества и природы. Притязания юридической, абстрактной свободы и формальной демократии на высшую социальную ценность обнаруживают свою несостоятельность перед религиозно-нравственной, конкретной свободой и абсолютной ценностью — здоровой жизнью, а духовно низкое, нравственно и эстетически больное, несовместимое с публичной демонстрацией преодолевается культурой или здоровьем духа.

Именно здоровье как сущность, смысл и полнота бытия, а не бизнес, карьера и прибыль являются абсолютным критерием истинности и социальной допустимости всех внутренних и внешних определений человеческого духа, всех феноменов индивидуальной, общественной и государственной жизни, ибо здоровье, согласно идее, есть все во всем. Поэтому здоровым должно быть не только содержание цели духа, но и соответствующее средство, способ, процесс реализации цели и его результат.

Идея здоровой жизни — это волевая идея нового века, требующая от человека колоссального напряжения его духовных и физических сил и в этом творческом акте — расширенно воспроизводящая его жизненные силы.

Это идея высшего качества жизни, её духовного смысла и эволюционного назначения.

Это идея внутреннего и внешнего самоопределения человека в соответствии с законами Единой Жизни.

Это идея духовного обновления народа и реального преобразования общества.

Эта идея — залог величия будущей России, если она овладеет массовым сознанием, соберет вокруг себя, как силовое поле, лучших людей страны и выявит среди них вождя, содержащего в своем сердце синтез духа национальной идеи. Власть вождя нации, который придет на смену демократическому топ-менеджеру, есть власть — служение Отечеству, власть — жертва. Для последнего власть — кормушка. Эта идея, как общественный идеал, превратится в социальную действительность, если она преодолеет свободу произвола и станет сущностью государственной политики, а последняя — практически действующим самосознанием национальной идеи духовно-нравственной и здоровой жизни.

Здоровая жизнь человека, общества и природы есть абсолютный ресурс новой, здоровой цивилизации. В отличие от современной цивилизации, венцом которой стал человек экономический, рыночный, человек купли-продажи и продажности, ее высшей целью будет Человек Здоровый, реализующий свои неисчерпаемые божественные потенции и созидающий творческой силой теоретической, предметно-практической и художественной культуры духовно, материально и организационно здоровый мир.

Социальная идея духовно-нравственной и здоровой жизни в качестве национальной идеи России выявляет себя тогда, когда состояние здоровья нации кульминировано депопуляцией, охватившей практически все регионы страны. Это зловещий показатель отклонения общества от смысла жизни и ее законов, неспособности современной власти сохранить нацию.

Надо сказать, что в последнее время в стране активизировалась работа в области охраны здоровья населения, формирования здорового образа жизни, развития физической культуры и спорта, демографического развития...Однако указанные и другие направления здравоохранительной деятельности государства не могут произвести радикальных преобразований в деле общенародного оздоровления, потому что они

— не охватывают собой всех общественных отношений;

— не направлены на их коренное переустройство во имя сохранения, укрепления и воспроизводства здоровья;

— разрозненны между собой и не образуют взаимообусловленного единства на концептуальном, законодательном, хозяйственном, ресурсном и организационном уровнях;

— не имеют всеобщей основы — целостной государственной политики и соответствующего ей мировоззренческого, идеологического, научного, информационного, технологического, здравоохранительного, социально-экономического, правового, морально-нравственного, художественного, образовательного, экологического и других духовных, материальных и организационных аспектов единого общественно-государственного механизма ее реализации.

Проводимые оздоровительные мероприятия касаются лишь внешней стороны жизни и не направлены на оздоровление ее источника — духа народа. Чтобы остановить процесс умирания страны, оздоровить человека, общество и природу и определить жизнесберегающий путь укрепления и развития России, власти и обществу нужно прежде всего осознать, что здоровье есть смысл жизни каждого и всех, главное дело государства, и не только осознать, но и претворять это знание во все сферы человеческой жизнедеятельности.

В сложившейся ситуации российский народ должен выработать спасительную идею — практическое мировоззрение духовно-нравственной и здоровой жизни и превратить его в духовный инстинкт и культуру индивидуального и общественного бытия.
Современной, жизненно ослабленной России нужна единая здоровьесозидающая государственная политика, выступающая в качестве практического самосознания национальной идеи, всеобщий смысл которой — здоровая жизнь. Именно жизнь в целом и ее существенное содержание — духовно-физическое и социально-экологическое здоровье только и может быть единым смыслом общероссийской идеи — всеобщей сферы государственной политики, принимающей, в свою очередь, формы:

— федеральной государственной программы здоровой жизни, включающей в себя всю тотальность общественных отношений, образующих социальный организм в целом, клетки и органы которого должны быть пронизаны идеей здоровья как животворящей, всепроникающей душой, удерживающей его от духовного разложения и физического распада;

— региональных здоровьесозидающих программ, отражающих национальную культуру жизни, местные обычаи и традиции народов России;

— соответствующего законодательства, ресурсного обеспечения, механизма реализации программ, социальных институтов, государства в целом, как действительности национальной идеи здоровой жизни.

Исходя из того, что духовное и телесное здоровье людей взаимообусловлено социальным и экологическим здоровьем общественного и природного организмов, содержанием здоровьевоспроизводящей деятельности государства должны стать не только сферы жизни, относящиеся главным образом к здоровью человеческого организма и окружающей среды, а здоровая жизнь в целом, включающая в себя человека, семью, гражданское общество, само государство, природу, человечество, планету. В этом случае политика охраны здоровья населения превращается в единую, целостную, всеохватывающую государственную политику здоровой жизни в ее индивидуально-общественном и природно-космическом выражении, включающей социальное здоровье самой политики государства.

В результате этого здоровая жизнь станет не просто социальной программой наряду с другими программами и не очередной политической кампанией, а осознанным универсальным принципом человеческого бытия, системообразующим началом, развивающимся в сознательную цель - процесс - средство - способ и - результат индивидуальной и общественной жизни — здоровый народ, социальный организм и мир природы.

В условиях государственной политики здоровой жизни здоровье будет выступать в виде:

— основы и универсального ресурса жизни, высшей производительной силы и адекватных себе экономического, общественного и государственного строя;

— критерия истинности всех общественных отношений, необходимости, а следовательно, и социальной допустимости их реального существования;

— подлинной меры развитости страны, точнее, государства как реальной основы и общенародного способа здоровой жизни каждого и всех.

В целях осознания, принятия и реализации национальной идеи здоровой жизни необходимо мобилизовать все духовные, материальные и организационные ресурсы страны и направить усилия каждого человека, семьи, общества и государства на качественное изменение, улучшение, оздоровление той самоопределяющейся силы, которая порождает самое жизнь в ее здоровом и больном состояниях. Этой силой является человек, его мыслящий, чувствующий и практически действующий дух, созидающий самого себя и социальный мир в целом.

Однако не всякий дух выступает творческой основой здоровой жизни как гармонического единства ее сущности и явления, души и тела, а только такой, который знает смысл и законы жизни, одухотворяет свои чувства и силой свободной воли и адекватных ей средств и способов жизнедеятельности претворяет знаемое в жизнь. Так, интеллектуально-чувственно-волевое выражение закономерности жизни в качестве истины, красоты, свободы и их божественного начала — любви, как высшего смысла национальной идеи России, есть здоровье или, что то же самое, культура духа — фундаментальная основа здоровой жизни.

И наоборот, невежество, неодухотворенность чувств, произвол и производные от этой триады свойства духа есть в конечном счете причина всех видов болезни человека и всех форм жизни, с которыми он взаимодействует.

Для осуществления здоровой жизни одной культуры духа недостаточно. Необходимы соответствующие условия, средства и способы сохранения, укрепления, восстановления и воспроизводства здоровья. Культура духа в его различных состояниях и социальных формах и здоровье общественной жизни — синонимы. Вот почему каждому гражданину, семье, обществу и государству нужно прежде всего формировать и создавать духовную, материальную и социально-организационную культуру — словом, культуру здоровой жизни, ибо культура-здоровье есть полнота бытия.

Расширенное воспроизводство культуры здоровой жизни должно осуществляться главным образом системой отечественного образования. Лучшей школой здоровой жизни является сама здоровая жизнь человека, семьи, гражданского общества и государства, где культура жизни становится здоровьем, жизнь — культурой, а культура — здоровой жизнью.

***

Идеи правят миром, создают государства и разрушают их. Национально-государственная идея духовно-нравственной и здоровой жизни призвана излечить больную жизнь собственными усилиями разума, сердца и воли народа, объединившего жизненные силы Неба и Земли.

В отличие от социальных идей, направленных на внешнее реформирование общественной жизни, новая социальная идея есть идея внутреннего преображения духа народа реально существующего в форме национального государства — духовно-материального средства и нравственно-правового способа преобразования общественных отношений и воспроизводства здоровой жизни нации.
С точки зрения своей логической структуры эта идея предстает в форме завершенной идеи, соответствующей своему понятию, т.е. единством духа народа, укорененного в свою религиозно-нравственную основу и национально-историческую почву отечественной культуры и социальных форм его действительного бытия, организованных в семью, гражданское общество и государство.

Новая социальная идея, как единство божественного смысла, эволюционного назначения и национального способа жизни народа, в качестве практически действующего мировоззрения выступает сознательно-волевой основой духовно и физически здорового образа жизни личности, а в виде государства — всеобщим социально-экономическим и нравственно-правовым способом здоровой жизни граждан России.

Поскольку жизнь по своей природе едина и лишь дифференцируется на свои многообразные формы, постольку национальная идея здоровой жизни должна быть не только личным делом граждан, их здоровым образом жизни, но делом всего народа, государства, которое педагогическими, юридическими, социально-экономическими и другими средствами и способами призвано воплощать идею здоровья в жизнь, выполняя тем самым дело божеское и человеческое. По отдельности такое дело не поднять.
Зюровьетворящая идея нации — веление времени. Ею обновленный, здоровый дух народа создаст новую, здоровую Россию — могучую, прекрасную и процветающую Державу, достойно исполняющую свою национальную и мировую миссию как высший долг перед Богом и человечеством.

 


(1) Гегель Г. В. Ф. Сочинения. Т.7.М.; Л.,1934. С. 23.
(2) Булгаков С. Н. Сочинения. В. 2 т. Т.2. М., 1993. С. 646.
(3) Булгаков С. Н. Свет невечерний: Созерцания и умозрения. М., 1994. С. 202-203.
(4) Соловьев В. С. Сочинения. В 2 т. Т.2. М., 1989. С. 220-221.
(5) Трубецкой Е.Н. Смысл жизни. М., 1994. С. 103.
(6) Булгаков С. Н. Сочинения. В. 2 т. Т.2. М., 1993. С. 649-650.
(7) Соловьев В. С. Сочинения. В 2 т. Т.2. М., 1989. С. 221.
(8) Там же. С. 220.
(9) Флоровский Г. Из прошлого русской мысли. М., 1998. С. 261-263.
(10) Ильин И. А. Собр.Соч. В 10 т. Т.6. Кн. II. М., 1996. С. 615.
(11) Там же. С. 620.
(12) Там же. С. 614.
(13) Там же. Т. 2. Кн. I. М., 1993. С. 441.
(14) Ильин И. А. Собр.Соч. В 10 т. Т.2. Кн. II. М., 1993. С. 192.
(15) Там же. Кн.I. С. 164-165.
(16)Там же. С. 374.
(17) Там же. С. 374-378.
(18) Бердяев Н. А. Философия свободного духа. М., 1994. С. 329-336.
(19) Ильин И. А. Собр.Соч. В 10 т. Т. 2. Кн. I. С. 379-382, 460, 383.
(20) См. Владимир Карпов. Генералиссимус. Кн. II. М., 2003. С. 243-244.

В.И.Мурашов, "Культура Здоровой Жизни, №1, 2005 год"

 

Комментарии  

 
-1 #2 RE: России нужна Великая национально-государственная идеяbsn 21.04.2014 02:08
Мы уже создали новую правильную идеологию для России. Узнайте больше о новой идеологии на http://mirbudushego.ru
 
 
+1 #1 RE: России нужна Великая национально-государственная идеяГость 05.03.2014 00:25
О создании новой идеи (идеологии) можно прочитать здесь: http://www.blagorussia.ru/ideologia
 
Будущая РОССИЯ – заветная Мечта любого Землянина! ©2011—2012