Home ИНТЕРЕСНО !!! России нужна Великая национально-государственная идея - Страница 2
Индекс материала
России нужна Великая национально-государственная идея
История России — это история ее национальной идеи
Сегодня Россия больна. Ее недуг — бездуховность.
Новая социальная идея
Все страницы

II

История России — это процесс сверхсознательного и сознательного, полусознательного и бессознательного, адекватного и искаженного воплощения духом народа идеи нации в определенные социальные идеи и государственность. Каждая последующая государственная форма национальной идеи в снятом и преобразованном виде в той или иной мере содержит в себе исторический опыт предшествующих форм.

История России — это история ее национальной идеи, которая в действительности есть история Российского государства. Творческий процесс возникновения, развития и разрешения противоречия между сверхисторическим началом национальной идеи и историческими формами ее государственного бытия есть главная движущая сила истории народа, биение жизненного пульса нации, ее эволюционная тяга.

Сегодня Россия — демократическое государство, в котором указанное противоречие не нашло своего разрешения, государственная власть оказалась неспособной к творческому объединению сверхземного и исторического духа нации с ее социальным телом, в результате чего последнее стало наполняться чужеродным духом, болеть и умирать. Утешение в том, что Небесная Россия, которая в силу своей софийной природы приватизаторам не по зубам, остается не изуродованной демократическими реформами.
Что же заложили отцы российской демократии, кроме эгоистических интересов, в основание социальной реформы? Объективную идею демократии или свои субъективные представления о ней, навеянные западным духом либерализма и прозападным, суетным, постоянно двоящимся, политически блудливым духом доморощенных политтехнологов? Разобраться в этом нам поможет И.А. Ильин — русский огненный дух, нравственно-волевая мысль и мужественно-честное слово которого так необходимы сегодняшней Россия. "От демократии ждали, да и теперь ждут, — писал Иван Александрович, — ждут с уверенностью, с пафосом, с инквизиционной нетерпимостью, — "спасения" для будущей России " (14). Но "оказалось, что либералы не предусмотрели, что крайняя или несвоевременно и неуместно предоставленная свобода ведет к разнузданию и порабощению; они не предугадали, что человек, не созревший для свободы, может злоупотребить ею в разнуздании и продать ее за личный или классовый интерес, за чистый прибыток... Безмерная свобода есть или ребяческая мечта, или соблазн дьявола, а в жизни — то и другое вместе. Зло скрывается совсем не в "принуждении" и не в "государственности", как проповедовал Лев Толстой, а в безбожной и злой человеческой воле, которой безумно предоставлять "свободу". И потому всякая свобода должна иметь свою меру и форму и притом у каждого народа — свою особую..." (15).

Знают ли современные либералы, что такое идея демократии, или демократическое государство, соответствующее своему понятию? Вновь обратимся к И.А. Ильину. "Есть два различных понимания государства и политики: механическое и органическое. Механическое — отстаивает человеческую инстинктивную особь и ее частные интересы; оно измеряет жизнь количественно и формально. Органическое исходит от человеческого духа и восходит к национальному единству и его общим интересам; оно качественно и ищет духовных корней и решений " (16).

При механическом воззрении "каждый желает меньше работать, больше наслаждаться и развлекаться; плодиться и наживать; иметь свои безответственные мнения и беспрепятственно высказывать их... Главное — "свобода", "равенство" и "счет голосов". Государство есть механическое равновесие частных (личных и партийных) вожделений; государство строится как компромисс центробежных сил, как лицедейство политических актеров. И политика должна двигаться "по равнодействующей" (по параллелограмму сил!) взаимного недоверия и состязающихся интриг...

Такое формальное и количественное понимание государства ставит его судьбу в зависимость от того, как и чем заполняется та содержательная пустота и то безразлично-беспризорное качество, которые предоставляются людям формальною "свободою". Государство и правительство суть лишь "зеркало" или "арифметическая сумма" того, что делается в душе и в правосознании человеческой массы. Там вечно что-то само собою варится, в этом непроглядном и в то же время неприкосновенном котле: всякое вмешательство запрещается как "давление"; всякое ограничение или воздействие — клеймится как "стеснение свободы". Каждому гражданину обеспечивается право на кривые и лукавые политические пути, на нелояльные или предательские замыслы, на продажу своего голоса, на гнусные мотивы голосования, на подпольные заговоры, на незаметную измену, на тайное "двойное подданство" — на все те низости, которые бывают людям столь выгодны и столь часто их соблазняют... Понятно, что все это сразу обезоруживает государство перед лицом его врагов и разлагателей и в то же время обеспечивает этим врагам и разлагателям полную свободу и безнаказанность... Итак, формальная свобода включает в себя свободу тайного предательства и явного погубления " (17).
Абстрактная свобода, формальная демократия, либеральная идея — это общественные явления нецелостного социально ориентированного духа, неукорененного в божественно-религиозную почву. Вот что пишет об этом Н.А. Бердяев: "Свобода изолгалась... Формальное понимание свободы привело к реальной несвободе... Истинная свобода человеческой личности имеет духовный, а не социальный источник, она определяется ее вкорененностью в духовном мире, а не вкорененностью в мире социальном... Либеральные демократы не знали духовных основ свободы, и не хотят знать и движения, против них направленные. Либерализм отделил гражданина от целостного человека... Прроблема свободы безмерно глубже проблемы либерализма, и в либерализме она не имеет прочного обоснования. Формальный либерализм, равнодушный к Истине, индивидуализм, приведший к страшным неравенствам и несправедливостям, создали для свободы отталкивающие и тягостные ассоциации. Свободу нельзя понимать только отрицательно и формально, ее нужно понимать положительно и содержательно. Свобода должна быть спасена соединением с Истиной, она не может быть спасена равнодушием к Истине. Познаете Истину, и Истина сделает вас свободными...
Либерализм есть исключительно общественное... одноплановое миросозерцание, оно не видит, что человек принадлежит к двум планам бытия... к царству Божьему и царству Кесаря... Либерализм требует формальной свободы, равнодушной к истине и к содержанию человеческой жизни. Христианство же требует свободы как содержания самой христианской истины, как качественного содержания человеческой жизни. И это одинаково распространяется и на мысль, и на культурное творчество, и на жизнь социальную и экономическую " (18).

Демократия в России формальна. Это означает, что, будучи провозглашенной и законодательно закрепленной государством, она не имеет соответствующих социально-экономических и сознательно-волевых условий и средств для своей реализации в жизнь. Абстрактная природа демократии, определяемая низшей, юридической формой свободы, не может быть своим собственным основанием и неспособна удержаться на самой себе, ибо право основывается на внутренней свободе — морали, последняя — на внутренне-внешней свободе — нравственности, существующей в виде государства как реальной основы и всеобщего способа действительного бытия конкретной, т. е. нравственно-морально-правовой демократии, социальной формы выражения религиозного духа народа.

Явившись результатом внутренней социальной реакции на состояние социалистического общества и внешней "помощи" западных "друзей" в его сокрушающем реформировании, оказываемой через поколение дряблое и предательское, по словам И. А. Ильина, российская "демократия" стала средством развязывания узла субъективной свободы, завязанного социалистическим государством, расхищения младо-реформаторами, партоборотнями и другими социальными хищниками национального богатства страны, разрушения основ личной, общественной и государственной жизни, дискредитации идеи демократии и ее самоуничтожения.
Без национальной религиозно-нравственной основы субъективная свобода личности, как высшая ценность демократии, становится либеральной развязностью человеческого духа, его отвязанностью от самого смысла свободы, т. е. несвободной.
Без соответствующего правосознания законность и правопорядок — юридическая основа формальной демократии не превращаются в государственно-правовую действительность. Процесс либерализации общества, развитие рыночных отношений, не обеспеченных духовными и материальными условиями жизни граждан, сопровождаются ростом правонарушений, преступности, криминализацией государства.

Без необходимых социально-экономических средств, жизненных ресурсов демократические свободы остаются нереализованной возможностью. Формальная российская демократия выступает катализатором раскола нации, социальной поляризации народа на сверхбогатых и сверхбедных, между которыми разверзается пропасть, в которую провалятся все. В качестве абстрактной свободы либеральная демократия может сформировать лишь духовно, материально и организационно слабое, безволевое, неспособное удержать себя от самораспада асоциальное и антинациональное государство. Между тем подлинная демократия отличается от своего суррогата тем, что она является единством субъективной и объективной, внутренней и внешней свободы в виде правовой и морально-нравственной формы выражения социально-экономического содержания, образующих государство — идею демократии.
В субъективном смысле идея демократии — это прежде всего религиозно-нравственное состояние духа народа, его развитое правовое сознание, высокая политическая, общая и профессиональная культура, основанная на национальном самосознании, умение гражданина управлять собой в соответствии с понятием свободы.

В объективном смысле идея демократии предстает в виде совокупности всех общественных отношений, организованных в семью, национальное хозяйство, гражданское общество и государство как всеобщий способ свободной, правовой, морально-нравственной и религиозной жизни каждого и всех.

Для осуществления конкретной демократии необходимо:

— фактическое участие праводееспособного населения страны в разумном, нравственно-правовом управлении государством;

— наличие юридических законов, закрепляющих те общественные отношения, которые объективно, в силу своей природы нуждаются во внешнем регулировании, обеспеченном государственно-правовым принуждением. При этом нормативный акт должен содержать в себе право, а последнее выражать свободу — священный принцип демократии;

— осознание гражданами, и прежде всего властью, понятия свободы как зависимости человека от законов его духовной и материальной, личной и общественной жизни, где эта зависимость как закономерная, свободная жизнедеятельность осуществляется путем внутреннего, морального самоограничения и внешнего государственно-правового принуждения;

— понимание идеи собственности как взаимообусловленного единства ее государственной и частной форм, которые в целях своего свободного существования, сохраняя себя и свою экономически-правовую особенность, должны переходить друг в друга посредством рыночно-государственного регулирования на основе налогового законодательства, всеобщим принципом которого является ограничение частного интереса интересом государства. В результате этого образуется экономически-правовая свобода субъектов национального хозяйства, основанная на многообразной, единоразличенной собственности, праве и государстве. Это формальный момент идеи собственности. Главное заключается в том, чтобы установить, что может быть отнесено к объекту государственной и частной форм собственности, каков должен быть их экономически-правовой объем, мера свободы для сохранения демократии и государства в целом. Может ли то, что в силу своей природы является всеобщим: божьим и общенародным, находиться в частном владении, пользовании и распоряжении;

— признание, особенно фанатиками западной демократии, рыночных отношений в качестве средства, а не самооценки жизни и определение им государством — властно-правовым гарантом свободы и демократии места, роли, сфер и границ их бытия в архитектонике социума. Их проникновение в морально-нравственные и даже религиозные отношения низводит эти высшие формы свободы до их юридически-правового минимума, понижая тем самым общий уровень духовности нации как абсолютного критерия его исторической развитости;

— профессионально-нравственная пригодность граждан-патриотов для государственной службы, понимание чиновниками смысла государственной власти и той высшей цели, ради которой существует эта власть;

— наличие не только юридической основы демократии, но и реальных условий и средств реализации гражданами своих прав на жизнь, достойную гражданина демократического государства;

— обеспечение других жизненных условий, не допускающих разделения членов общества на богатых и бедных, при котором нарушается социальная справедливость и не обеспечивается сохранение жизни нищенствующей части населения страны.
Реальная демократия в форме государства слагается не арифметически, а органически, говорит И.А Ильин. "Люди, участвующие в этой жизни, суть не отвлеченные "граждане" с пустыми "бюллетенями" в руках, но живые личности, телесно-душевно-духовные организмы; они не просто нуждаются в свободе и требуют ее, но они должны быть достойны ее... Народ, потерявший чувство духовного достоинства, лишенный ответственности и государственного смысла, отрекшийся от чести и честности, — неизбежно предаст и погубит свое государство... Настоящее государство "демократично" в том смысле, что оно черпает из народа свои лучшие силы и привлекает его к верному участию в своем строительстве...

И если демократию понимать в этом смысле, в смысле всенародного самовложения, всенародного служения, творческой самодеятельности во имя России и качественного отбора вверх, — то поистине трудно будет найти порядочного человека, христианина, государственно мыслящего патриота, который не сказал бы вместе со всеми: "да, в этом смысле и я тоже демократ"...
Механическое, количественное и формальное понимание государства, которое осуществляется в западных демократиях, не есть ни единственно возможное, ни верное. Напротив, оно таит в себе величайшие опасности; оно не блюдет органическую природу государства; оно отрывает публичное право человека от его качества и способности; оно не единит граждан в Общем, а утрясает в компромисс их своекорыстные голоса. Поэтому такая форма "государственности" и "демократии" не обещает России ничего доброго и не подлежит ни заимствованию, ни воспроизведению. России нужно иное, новое, качественное и зиждительное " (19).

 



 

Комментарии  

 
-1 #2 RE: России нужна Великая национально-государственная идеяbsn 21.04.2014 02:08
Мы уже создали новую правильную идеологию для России. Узнайте больше о новой идеологии на http://mirbudushego.ru
 
 
+1 #1 RE: России нужна Великая национально-государственная идеяГость 05.03.2014 00:25
О создании новой идеи (идеологии) можно прочитать здесь: http://www.blagorussia.ru/ideologia
 
Будущая РОССИЯ – заветная Мечта любого Землянина! ©2011—2012