Home ИНТЕРЕСНО !!! Третий старт Владимира Путина - Страница 2
Индекс материала
Третий старт Владимира Путина
Партия для битья, Шестая колонна, Культурная контрреволюция
Все страницы

Партия для битья

Эта персонификация с самого начала была прямым подлогом. "Единая Россия" не является и никогда не была властью. До 2007 г. под этим названием не было вообще ничего, кроме "внешнего управления": она не была даже партией, оставаясь "кремлевским проектом консолидации элит" и электоральной машиной. Выстроенная вручную как муляж политической организации, директивно управляемая "партнерами" (так в руководстве ЕР почти официально называли Владислава Суркова и клерков из управления внутренней политики администрации президента) - в масштабах всей страны, сверху донизу, от Москвы до регионов и муниципалитетов, без права не то чтобы на оппонирование, но даже на несанкционированные сверху высказывания и действия в поддержку власти - до какого-то момента партия и воспринималась обществом исключительно как способ голосования за Путина, местного губернатора и стабильность. К самим выборам партия отношения не имела - под них привлекались, как правило, летучие бригады профессиональных политтехнологов, достаточно дорогих, но и вполне полезных для дела: 225 одномандатных округов (в каждом из которых могло оказаться несколько лояльных центральной власти кандидатов из конкурирующих региональных бизнес-группировок), 89 регионов с выборными губернаторами и законодательными собраниями обеспечивали серьезный рынок, требовавший хорошего профессионального уровня. Побочным результатом такой практики становилась необходимость реальной работы с общественными настроениями.

После 2007 г. и перехода к партийным выборам на всех уровнях "Единая Россия" изменилась существенно. Возникли - вокруг выборов местного самоуправления - действующие низовые организации. На волне поддержки Путина к партии примкнула значительная группа статусных, респектабельных, политически активных граждан России. Возникла реальная возможность превращения партии в политическую базу власти, в основу долговременной "полуторапартийной" системы. На протяжении 2008 г. руководство ЕР под водительством "партнеров" пыталось побудить партию к активной профессиональной работе - как выборной, так и текущей. На всех совещаниях в Москве единороссов из регионов в жесткой форме отчитывали за недостаточную инициативность, за отсутствие собственной позиции по проблемам регионов, за отсутствие политической инициативы в противодействии оппозиции, а еще - конечно! - за отсутствие идеологии. Очень скоро, впрочем, партийная массовка поняла: что-то не то. Как-то это все не всерьез. Потому что любая несогласованная с самым верхом активность была чревата чем угодно, вплоть до мгновенного снятия с должностей регионального руководства. Выяснилось, что самые статусные и продвинутые, самые "боевые" депутаты Госдумы обязаны беспрекословно штамповать любые законопроекты, вносимые финансовым диктатором правительства Кудриным или его верной ученицей - министром Голиковой. На региональном уровне запрещалась любая попытка поставить перед местной исполнительной властью любой мало-мальски серьезный (тем более болезненный) для местного губернатора вопрос. Ну, а про идеологию... Можно было сколько угодно разрабатывать ее, предъявлять публично, выносить на всеобщее обсуждение, утверждать на съездах и публиковать в регионах, но это не мешало любому "не читателю, а писателю" из аппарата правительства или администрации президента публично рассказывать, что "еще ЕР надо бы придумать идеологию".

К началу 2011 года "профессионализация" захлебнулась. Опыт относительно успешной (в сложных условиях) кампании марта 2011 года был отвергнут. Структура, хотя бы отчасти подготовленная к выходу из-под "внешнего управления", была в упреждающем порядке признана банкротом. В обычной для "партнеров" безапелляционной манере ЕР было предписано: темой выборов избрать "Стратегию 2020"; сформировать команду "евангелистов" (потом договорились до "проповедников" и "доверенных лиц") и разговаривать со "средами" об этой самой стратегии.

В конце мая было объявлено о "Народном фронте". Вдруг кампанией партии принялись управлять из аппарата и пресс-службы Правительства. "Стратегию-2020" (и всю уже разработанную агитационную инфраструктуру кампании) в течение двух недель в жестко приказном порядке заменили свежеслепленной концепцией "Народного фронта", "народных праймериз", народной программы и народного же бюджета. "Праймериз" превратились в профанацию. Шумно задекларированные "честные" цели кампании (выдвинуть по-настоящему ярких и популярных новых людей) реализовывались в традиционной для системы "внешнего управления" стилистике грубого, неуважительного и директивного навязывания угодных результатов. Эта стилистика, давно и прочно воспринимаемая единороссами по формуле "мы для них - никто", впервые стала достоянием не только руководителей регионального звена, но и сотен тысяч рядовых активистов. Как профанацию восприняли в регионах и кампанию по сбору предложений в "народную программу" и "народный бюджет" - любые электорально значимые идеи не имели никаких шансов пройти через фильтр давно согласованных и "попиленных" на уровне региональных элит бюджетных решений. Зато регулярные публичные накачки в формате "видеоселекторов", которые зачастую вели некомпетентные и агрессивные "модераторы", существенно повысили уровень раздражения и непонимания в среде "ядерного электората" ЕР, искренних и многолетних сторонников власти. В результате после летней кампании ОНФ, на фоне регулярного и плотного информирования граждан о "народных праймериз, программах и бюджетах", и это в условиях летнего информационного вакуума и при отсутствии в информационном поле активных оппозиционеров, - к сентябрю рейтинг ЕР упал на 5 процентов.

Тем не менее, к 24 сентября вся кампания, ее идеология и стратегия были выстроены под концепцию ОНФ, народной программы и народного бюджета. В этот момент "случилось страшное" - прямо на съезде уже наполовину принятая "Народная программа" была с голоса заменена "текстами выступлений Путина и Медведева", "Народный фронт" официально запрещен к упоминанию, к деморализованному руководству ЕР в своих попытках рулить процессами присоединилось руководство администрации "лидера списка", а в регионы высадились вице-премьеры и другие тяжеловесы - лидеры региональных списков - в сопровождении аффилированных московских пиарщиков. Рекламная кампания партии рухнула - она свелась к убогим слоганам ни о чем: "Движение только вперед", "Будущее за нами", "Вместе победим". В темы кампании были втиснуты лишенные всякого смысла и электоральной привлекательности "Большое правительство" и "Сторонники Медведева". Завершили картину непрофессиональные и отталкивающие телеролики продавщиц-однофамилиц.

В последний месяц рейтинг партии падал еженедельно на 2-5 процентов по всей стране. И упал. Невероятные еще месяц назад результаты побудили паникующих начальников дискурса добить партию окончательно - сначала заявлениями Пескова (Путин никогда не был связан с ЕР), а потом воскрешением ОНФ как основы для президентской кампании.

Началась кампания по выборам президента. ЕР оказалась в этот момент остро востребована. Жулики, воры, проходимцы и предатели из единого политико-криминально-бюрократического блока (включающего и представителей власти, которым партия "мешает поднимать рейтинг", и авторов диффамационной кампании про "партию жуликов и воров") эффективно использовали ее в качестве адресата для перевода стрелок, чтобы отмазаться от конкретной ответственности за грубые просчеты, грязные провокации и, в результате, за политический кризис в стране. "Единую Россию" публично, откровенно и унизительно вывели из процесса. Сотни тысяч федеральных и региональных активистов, годами вынужденных - в рамках своей осознанной и честной позиции "членов партии Путина" - беспрекословно штамповать любые непопулярные решения исполнительной власти и не имевших никакой возможности добиться от высокомерных "ультрамонетаристов" из команды Кудрина ни малейшей коррекции жесткого, иногда прямо асоциального, экономического курса, вдруг услышали обвинения в свой адрес в "недостатке внимания к социальным проблемам" от представителей исполнительной власти, а в недостатке демократизма - непосредственно от Алексея Кудрина. Итогом "как никогда открытого и демократичного" формирования списка кандидатов в Госдуму стал молчаливый "слив" большого количества активных и влиятельных депутатов (не говоря уже о "мелких сошках") - вплоть до многолетнего руководителя партии Бориса Грызлова. Грызлова многие в партии считали одной из главных имиджевых проблем ЕР, и, наверное, поддержали бы его отстранение от руководства в открытом порядке. Но то, как его "слили", стало символом пренебрежительного отношения власти к так называемой "партии власти" в целом - от руководителя до рядового члена.

В результате миллионам избирателей, голосовавшим за ЕР, искренне поддерживавшим все эти годы "план Путина" и "суверенную демократию", показали, что наверху такую их позицию не ценят и не уважают, возможно, всерьез не веря в то, что эти люди - не марионетки и не тупые карьеристы. И очень многие в "ядерном электорате" Путина поняли - они никому не нужны. Намерены обойтись без них. Судьба выборов оказалась под угрозой, куда более серьезной, чем угроза "оранжевой революции".

Шестая колонна

"Оранжевый сценарий" предсказывался заранее, готовился достаточно грубо и открыто, опирался на информационную, технологическую и финансовую инфраструктуру внешней поддержки очевидным для всех образом. Обстоятельства, связанные с ролью в этих процессах пятой колонны, как и сама ее тема, были уверенно и громко озвучены комментаторами-лоялистами - а также представителями высшего руководства страны. Факты налицо - публичная апелляция Касьянова к странам Евросоюза с требованием (за месяц до 4 декабря) не признавать итоги выборов легитимными, весенний (2011 года) призыв вице-президента Байдена к консолидации оппозиционных сил и его поддержка КПРФ как наиболее мощной протестной силы, саморазоблачительная активность Хилари Клинтон, Маккейна и многочисленных евродемократизаторов, совершенно типовые (и очень знакомые по грузинским, украинским и прочим "цветным революциям") технологии узурпации общественного мнения, среди которых - заблаговременная разработка революционного дизайна и революционной моды (белые ленточки, заранее зарегистрированные сайты, заранее же скреативленный термин "снежная революция", временно нейтрализованный погодной аномалией) и, конечно, эффектная многоходовая спецоперация Навального по оскорбительному "брендированию" партии "Единая Россия". Однако, как бы ни хотелось растерянной власти свести все к проискам пятой колонны и финансовым ресурсам госдепа, ими проблема явно не исчерпывается.

В России всякий тяжелый кризис, выражающийся в ослаблении государства и в протестной консолидации общества, не может обойтись без ответа на знаменитый вопрос Милюкова: "Что это - глупость или измена?" (один из ответов, принадлежащий моему другу, таков: "Глупость - всегда - даже когда еще и измена"). Но если технология измены хорошо исследована, то технология глупости остается, как правило, за кадром. Просто потому, что к моменту раскрутки маховика социальной истерии люди утрачивают способность к объективным оценкам, а такие слова, как "глупость", воспринимаются (и употребляются) исключительно в качестве ругательства. Между тем, именно шестая колонна, главный кадровый ресурс технологии глупости, делает процесс революционной раскачки необратимым. Я имею в виду специфический именно для нас корпус высокопоставленных шестерок и холуев. Данные термины используются здесь исключительно как оценочное суждение, определяющее социально-психологическую сущность слоя российской номенклатурной бюрократии, для которого единственным критерием успеха является отсутствие неудовольствия со стороны начальства.

В условиях, когда "пирамида власти" на протяжении двенадцати лет остается перевернутой (то есть всей своей массой опирается на острие - первое лицо режима), это приводит к лавинообразной деинтеллектуализации власти. Когда единственным, что интересует бюрократию, становится "хорошее настроение" начальника, вся информационная политика превращается в систему фальсификации общественного мнения в интересах формирования картинки, которая улучшала бы это самое настроение. Очень скоро те участники процесса, которые выбиваются из общего ряда, позволяют себе не подогнанные под капризы начальства интерпретации и портят ему настроение, выдавливаются из обоймы. При этом под запретом оказывается - вне зависимости от уровня, качества и направленности - любое притязание на несанкционированное собственное мнение и действие (даже если речь идет об искренней любви к начальству). В такой ситуации отрицательная обратная связь (когда система действует так, чтобы устранить причины появления тревожных сигналов и тем самым погасить эти сигналы) подменяется положительной - когда все силы бросаются на то, чтобы подавить сами сигналы тревоги, в результате чего внешние негативные факторы безудержно нарастают и система идет вразнос.

Эффективность глупости как технологии разрушения и раскачки становится фантастической. Одно (совершенно бесплатное) высказывание какого-нибудь не генерального, а всего лишь пресс-секретаря в защиту испорченного настроения патрона в связи с то ли бывшим, то ли не бывшим свистом спортивных фанатов наносит режиму куда более невосполнимый и системный ущерб, чем миллиарды, вложенные Госдепом в поддержку многотысячных акций всех пятых колонн страны, вместе взятых. Один бестолковый бросок медиамагната на защиту вертикали власти от обсценных шуточек распоясавшихся журналистов консолидирует медиа-сообщество в протестное и легализует самые хулиганские формы его общения с властью куда надежнее, чем побуквенная оплата Березовским всех публичных антипутинских надписей в мире.

Злодей и убийца миллионов Сталин остался в массовом сознании мифологическим героем (не важно - "хорошим" или "плохим"), потому что понимал необходимость передачи в условиях диктатуры контрольных функций демократии другим структурам - мощным спецслужбам, экспертам, лидерам общественного мнения и т.д. Которые под страхом смерти и контролируя друг друга должны были предоставлять вождю подобие объективной картины мира. Любимый генсек нашего выдающегося прессека превратился навсегда в посмешище и анекдот про сиськи-масиськи не потому, что неразборчиво говорил, а потому, что при нем главным смыслом любой деятельности стала отчетность, а значит, главным содержанием - приписки. То есть фальсификация этой самой картины мира для успокоения начальства. Россия в который раз в своей истории стала заложницей собственных опричников. Но сегодняшняя ситуация имеет уникальные и очень опасные особенности.

Как уже было сказано, победа Путина на президентских выборах обеспечена многолетней инерцией сложившихся между ним и Россией прямых, без посредников, отношений. Эти отношения в последнее время портятся. Но портятся медленнее, чем приближаются выборы. Однако дальше мы оказываемся в ситуации действительно катастрофической - и вовсе не из-за "оранжевых поползновений" болотной оппозиции. До революции пока что дело не дойдет, а если пользоваться аналогиями (это облегчает понимание, хотя вовсе ничего не объясняет), то мы сейчас еще далеки от 1916 года. Гораздо ближе к 1904.

Сейчас все "меньшинства" слабы, а население - особенно в регионах - запрягает очень медленно. Так что ближайшие недели (и даже месяцы) Россия проскочит. Но в совершенно новом качестве.

Феномен путинской популярности никогда не был простым, "классовым". Образованный, активный слой общества, иногда именуемый "интеллигенцией", давно утратил право на то, чтобы говорить о нем с придыханием, однако и идиотские цитаты интеллигента Ленина, воспроизведенные интеллигентом Говорухиным, проблемы не решают, а только добавляют в жизнь идиотизма. Путин, как и всякий популярный лидер, действующий в эволюционной парадигме, не может не иметь опоры в "культурном слое", потому что именно представители "культурного слоя" в его электорате обеспечивают моральное обоснование для существования большинства. Выступать "за Путина" всегда было не менее модно, чем против. Более того, именно представители "культурного слоя" задавали тон в идеологическом обеспечении путинского режима. И победил Путин благодаря тому, что в сознании масс все еще остается прежним Путиным, "президентом понятного завтра", гарантом преемственности постсоветского (а точнее - НЕсоветского, АНТИсоветского) развития России. При всей колоссальной сложности и противоречивости этого курса, соединяющего в себе демократические идеалы 90-х и патриотическую риторику 2000-х под общей идеей нравственного выбора, ориентированного на традиционные русские ценности.

Но именно этот исключительно сложный характер политики Путина на протяжении последних двенадцати лет создал базу его поддержки. Которую не смогли разрушить (просто немного не хватило времени) попытки всемерно упростить эту политику. "Простые ребята", которые сегодня возьмут на себя всю полноту ответственности за едва не потерянную победу, попытались вылепить из Путина вождя антипутинского реванша. Кургиняновско-прохановское кликушество, ткачихи-поварихи-бабарихи с тагильскими танками, - все это поставило под удар двадцать лет развития России и прежде всего Путина лично. "Национальный лидер", источник легитимности и власти всей российской бюрократии, Путин вдруг попал в заложники к самозваным "отцам его победы", откровенно провозгласившим курс на реставрацию совка. Что же дальше? А вот что: вся огромная масса "путинских выгодоприобретателей", все эти молодые-умные-рассерженные, они же инноваторы, успешные менеджеры и креативный класс, - в общем, все эти люди, которые шли за Путиным в "понятное завтра" и которые никогда не пойдут ни за кем в еще более понятное совковое вчера, перейдут к режиму в жесткую моральную оппозицию (тон в которой будут задавать - они же предупреждали! - самые одиозные и истеричные из рукопожатных). Ну, а захватившая лидера в заложники "партия реставрации" сделает то, что только и сможет: попытается натравить зависимое большинство на активное меньшинство и тем самым превратить его в большинство аморальное.

И машина уже запущена: тема преобразования "Общероссийского народного фронта" в "настоящую" партию власти озвучена со страниц "Известий" Вячеславом Лысаковым, простодушно ставящим сроки ее создания в зависимость от того, когда этим займется новый кремлевский куратор внутренней политики. И совершенно ясно, чем должна стать эта партия: откровенной партией реставрации, партией Кургиняна, реинкарнацией лужковско-примаковского проекта 1999 года, инструментом, призванным положить конец единству России и натравить пассивное большинство - "Россию-2" и "Россию-3" (термин Андрея Ильницкого), Россию бюджетников и бедных из провинции, на активное меньшинство - "Россию-1" - продвинутых жителей крупных городов, то есть именно на тех, кто должен был обеспечить российский прорыв в XXI век согласно стратегии, проводившейся в жизнь Путиным в последние двенадцать лет. То есть инструментом разрушения путинского наследия: экономики, бизнеса, капиталов, международных связей, инфраструктуры, - потому что все это не совместимо с примитивными идеалами неономенклатуры и ее реставраторскими целями.

Культурная контрреволюция

Примитивная "игра на понижение", однако, только кажется простой игрой. Раскрутить маховик ненависти к "больно умным", натравить провинцию на столицы, рабочих на интеллигенцию, бедных на богатых в сегодняшней ситуации легко - для этого уже сделано многое. И тогда "оранжевой революции" можно противопоставить совсем другую революцию - "культурную". Так, напомним, называют революцию, у вождей которой рука тянется к пистолету именно при слове "культура".

Но есть проблемы. Несмотря на все усилия бывших и нынешних "партнеров", с хунвэйбинами у нас вряд ли складывается. У председателя Мао хунвэйбины были настоящие, не фальсификатные, не фантомные, не только для отчета по начальству и распила бабла. Поэтому распространившиеся в декабре по политической России страхи на предмет "новой ежовщины" и т.д. неактуальны - если какой-нибудь из новых Ежовых соберет всероссийский видеоселектор и потребует завтра же посадить в ГУЛаг 200 тысяч человек, то на следующий же день он получит соответствующий отчет, поддержанный телекартинкой и списком мобильных телефонов задержанных врагов народа. Но это будут приписки. Мы рискуем оказаться в стране, в которой общество вдруг осознает, что вот уже несколько лет живет при анархии. Власть грозная и авторитарная - а у нее в крупнейшем городе менты свергают начальника УВД. Оппозиция хочет распустить парламент и аннулировать выборы президента - а во главе ее три старых клоуна, один молодой эстет и несколько бешеных хомячков.

Поэтому дальше будет работать то, что будет работать. А это вот что. Во-первых, хорошо раскрученный, развитый в информационном пространстве маховик агрессии и взаимной ненависти. Раздражения и нетерпимости, заметим, ставших мейнстримом: даже рейтинг государственных телеканалов уже несколько лет поддерживается "многочасовками ненависти" в прайм-тайм (от "Пусть говорят" и "Исторического процесса" до "Дома-2"). Ну а в политическом пространстве усилиями всех сторон - тоталитарных "рукопожатных" либералов и их оппонентов из числа "сурковских пропагандистов" - хамство и взаимное неуважение в качестве стиля общения не имеет вообще никакой альтернативы.

А во-вторых, как только станет понятно, что страшный режим у нас - потемкинская диктатура, - так сразу же выйдут из тени диктатуры настоящие. Всякого рода Цапки и Квачковы без различия регионов, наций и наружностей. Крах стабильности приобретет лавинообразный характер, и в условиях полного саморазрушения всех элитных и оппозиционных претендентов на престол пройдет "тендер" на самый радикальный вариант возмездия. Прежде всего возмездие будет направлено на "ненавистную и презренную власть". А поскольку миф об "антинародной власти" полностью игнорирует реальную ее структуру и историю, ее реальную опору на народное большинство, ее роль как стержня государственной стабильности на протяжении двенадцати лет, то "кара клептократам и их пособникам" неминуемо превратится в массовидный террор, направленный против самых обычных представителей общества. Но в самую первую очередь - и тут исторический опыт вариантов не оставляет - каток прокатится по "революционным энтузиастам". Чистым, честным, рукопожатным, которые ничего такого в виду не имели, а просто хотели устроить праздник непослушания... Революция пожирает своих детей, отцов, племянников и всех, кто под руку (точнее, под кровавую пасть) подворачивается. Происходит дегенерационный скачок, который в условиях начала XXI века вполне может стать последним скачком российской цивилизации в пропасть.

Понятно, что Каддафи - да даже и Саддам - обеспечивали своим народам очень плохой уровень жизни и очень несправедливую власть. Альтернативой чему оказалось уничтожение государственности и постепенное превращение этих еще недавно таких неблагополучных стран третьего мира в совершенно благополучное поле, усеянное мертвыми костями. Что касается Путина и России - то нам с ним, конечно, до Каддафи и Ливии во всех смыслах далеко. Но когда союз дураков и изменников выронит власть из загребущих ручонок и сдаст Путина вместе с Россией носителям новой, подлинной демократии - Цапкам, Квачковым, майорам Евсюковым и Доку Умаровым - то вот тогда падать будет гораздо дольше (потому что с большей высоты) и гораздо больнее. Так что даже мертвых костей не соберешь - чтобы усеять ими поле. А между тем, на другой чаше весов, удерживая страну от подобной перспективы, лежит немалый груз. Составленный их тех самых результатов, о которых так много и так неубедительно говорят в последнее время сторонники власти. И главный из этих результатов - собственно люди. Те самые сотни тысяч или даже миллионы, которые за годы путинской стабильности стали на ноги, научились думать, работать, принимать решения. Более того, есть и структуры - да, да, не удивляйтесь: администрации областей и городов, политические партии, общественные организации - в общем, многое всякое, и всему этому, чтобы лечь на весы, не хватает одного. Институционализации, простите за мой русский. Несостоявшийся политический класс, не желая отказываться от примитивных способов "внешнего управления", отобрал политическую инициативу и у Путина, и у миллионов тех, кто за него голосовал и голосует. Он лишил смысла и значения само понятие институтов власти, заменив их муляжами-марионетками. К сожалению. К счастью, в среднем каждый из миллионов этих людей намного умнее и дееспособнее, чем самопровозглашенные кукловоды. И еще. Путин пока что обладает свободой выбора. Он может вернуть политике субъектность - хотя бы потому, что большинство только что поддержало именно его, вопреки всем усилиям "меньшинств", как антипутинских, так и пропутинских. Навык общения с гражданами у Путина не делся никуда, ему нужно просто провести массовый рекрутинг. Пирамиду власти, которую он с таким трудом собрал в 2000 году, вовсе не нужно разбирать, а тем более ломать. Просто пирамида стоит гораздо устойчивее, когда опирается на основание, а вершина находится сверху.
Третий срок Путина может стать новым этапом развития России. Но только в том случае, если станет для самого Путина третьим стартом. Только в том случае, если ему снова, как уже было два раза в его жизни, хватит чутья и сил, чтобы выбрать реальное будущее, а не вымышленное прошлое. А для этого вернуть себе роль впередсмотрящего, поднятого на огромную высоту российской политической системы и опирающегося на ее устойчивый каркас. И избавиться, наконец, от печальной судьбы титана, удерживающего на своей голове острие тяжелейшей, перевернутой вверх основанием государственной глыбы.

 

//
Дмитрий Юрьев, ИА REGNUM


 

Читать также

Будущая РОССИЯ – заветная Мечта любого Землянина! ©2011—2012