Home ИНТЕРЕСНО !!! ГМО как тест на зрелость

ГМО как тест на зрелость

02.06.2012  Доктор биологических наук Ирина Ермакова выявила прямую связь между ВТО и ГМО. По ее словам, согласно договору, который сейчас действует во Всемирной Торговой организации, ее члены могут отказаться от использования и продажи на своих территориях продуктов с ГМО, но вновь вступающие члены отказаться от поставок генетически модифицированных продуктов на свою территорию не могут.

21 век - это, несомненно, век новых достижений. К таким достижениям можно отнести и новое направление науки - биотехнология. Результаты биотехнологических исследований предполагается использовать в медицине, сельском хозяйстве, оборонной промышленности и др. Однако чем сложнее методы, тем больше вероятность возникновения рисков при их использовании, особенно когда речь идет о внедрении в геном, то есть в программу строения и развития живых организмов. Если биотехнологические методы несовершенны или неправильные, то биотехнология может нанести большой вред не только человеку, но и природной среде.
Что происходит в России, да и в других странах, с проблемой ГМО? Ситуация оказалась схожей во многих странах мира. И пока ученые гонялись за грантами, производители - за прибылью, а политики - за экономической выгодой, все живое на планете потребляло опасные, генетически модифицированные (или трансгенные) организмы - ГМО. Результатом этого невиданного доселе эксперимента над живыми организмами стали резкое увеличение генетических уродств, всплеск бесплодия среди людей и животных, появление новых заболеваний, исчезновение разных видов растений и животных.

Биологические организмы, как это ни странно звучит, были созданы химическим концерном и проверялись на безопасность в основном химическими методами. Именно этого добивались компании-производители ГМО: упростить процедуру проверки и свести ее к простейшим химическим анализам (Глазко, 2006). Но биологический организм - это не сосуд с химическими веществами. А что же политики, от которых зависит решение? Многие из них давно забыли основы биологии, а некоторые их и не знали. Потому вопрос: есть ли разница между биологическим организмом и сосудом с химическими веществами? - для них был непринципиален. И многие из них стали активно поддерживать идею упрощения проверки ГМО простыми химическими методами. Интересно, политики, принимающие жизненно важные решения, самих себя рассматривали как сосуд или как организм? С точки зрения химии ДНК у всех живых организмов одинаковая - это дезоксирибонуклеиновая кислота, которая состоит из 4 повторяющихся блоков - нуклеотидов. И если проводить простые химические анализы, например выявление дезоксирибонуклеиновой кислоты, то различий между разными организмами вы не найдете. А вот гены (участки ДНК), их количество и расположение играют существенную роль для определения организма. Ведь гены несут информацию о строении РНК и белка, которые определяют развитие, рост и функционирование организма.

 

Что такое ГМО?

Получение генетически модифицированных организмов (ГМО) связано со «встраиванием» чужого гена в геном других растений или животных (производят транспортировку гена, то есть трансгенизацию) с целью изменения свойств или параметров последних (Кузнецов и Куликов, 2005), например, получение растений, устойчивых к заморозкам, или к насекомым, или к пестицидам и так далее. В результате такой модификации происходит искусственное внедрение новых генов в геном организма, то есть в тот аппарат, от которого зависит строение самого организма и следующих поколений. Только вводить ген в нужное место ученые еще не научились, и куда он попадет, никто не знает. Ученые долго бились над тем, как внедрить ген в геном другого организма, то есть осуществить перенос гена. Наиболее распространенным способом является использование в качестве переносчиков новых генов бактериальных плазмид (кольцевых ДНК). Плазмида в бактерии служит транспортом для доставки любого гена. Обычно бактериальные плазмиды легко переходят от бактерии к бактерии, но не к растениям. К счастью или к несчастью, была обнаружена бактерия, которая «умела вводить» гены в растения и «заставлять» их синтезировать нужные ей белки (Чирков, 2002). Такой бактерией была почвенная опухолеобразующая бактерия Agrobacterium tumefaciens, являющаяся виновницей образования растительных наростов - галов (растительных опухолей). После заражения растения определенная часть плазмидной ДНК (Т-ДНК) встраивается в хромосомную ДНК растительной клетки, становясь частью ее наследственного материала. Растение начинает продуцировать нужные для бактерий питательные вещества. Ученые научились заменять гены в Т-ДНК плазмид бактерий нужными генами, которые предполагалось вводить в растение для его модификации.

Сразу же возникает вопрос: а что происходит с этой конструкцией, когда она попадает в клетку растений? Теоретически она должна полностью разрушиться. Но на практике оказалось иначе: она не только не разрушается полностью, но еще и реплицируется, то есть дает многочисленные копии, и фактически начинает «жить» своей жизнью. Этот факт был подчеркнут в Мировом заявлении ученых об опасности ГМО: «Для встраивания гена используют вирусы, плазмиды (кольцевые ДНК) и др., способные проникнуть в клетку организма и затем использовать клеточные ресурсы для создания множества собственных копий или внедриться в клеточный геном (как и «выпрыгнуть» из него) (Worldscientificstatement... 2000)».

Опасность ГМО может быть обусловлена не только способами внедрения генов, но и тем, какие именно гены встраиваются. При этом в процессе внедрения гены могут как сами мутировать, то есть изменяться, так и оказывать негативное воздействие на геном организма-хозяина. В результате активности внедренных генов могут образовываться неизвестные токсичные белки, вызывающие токсикозы или аллергию у человека и животных. К тому же растения могут аккумулировать гербициды и пестициды, к которым они устойчивы, и вместе с растением человек будет поглощать токсичные химикаты. ГМ-вставки могут проникать в клетки внутренних органов как взрослого организма, так и потомства, что было доказано с помощью флуоресцентной зеленой метки (Schubbertetal, 1994, 1998).

 

Ситуация с ГМО в России и мире

На российском рынке ГМ-продукция появилась в 90-е годы. Высшее руководство страны открыто выступило против ГМО. Их либо не услышали, либо не поняли, либо не обратили внимания на их слова, потому что в стране до сих пор разрешены 16 линий ГМ-культур, которые почти все запрещены в большинстве европейских стран. Это 7 линий кукурузы, 3 линии сои, 4 линии картофеля, 1 линия риса, 1 линия свеклы, а также 5 видов микроорганизмов. Из 16 линий 9 линий являются устойчивыми к раундапу и глюфосинату. Вроде бы разрешенных сортов немного, но добавляются они во многие продукты. ГМ-компоненты встречаются и в хлебо-булочных изделиях, и в мясных и молочных продуктах. Много их и в детском питании, особенно для самых маленьких. Наиболее распространенной добавкой является ГМ-соя, устойчивая к гербициду раундапу (линия 40.3.2), которая в наших экспериментах привела к гибели потомства и бесплодию. Российские ученые неоднократно указывали на опасность ГМО (Монастырский, 2004; Яблоков и Баранов, 2004; Кузнецов и Куликов, 2005, Олефиренко, 2005, 2006; Цыдендамбаев, 2006; Ермакова, 2006; Копейкина, 2007, 2008 и другие).

О непредсказуемости действия и опасности ГМ-организмов ученые писали неоднократно. В 2000 году было опубликовано Мировое заявление ученых об опасности генной инженерии (WorldScientistsStatement... 2000), а затем и Открытое письмо ученых правительствам всех стран о введении моратория на распространение ГМО, которое подписали 828 ученых из 84 стран мира (Openletter... 2000). Сейчас этих подписей во много раз больше. Экспериментальные исследования показали патологические изменения в органах животных и их потомства при добавлении в корм разных ГМ-культур. Так, патологические изменения во внутренних органах лабораторных животных были выявлены британскими исследователями при добавлении к корму ГМ-картофеля (Pusztai, 1998, Ewen, Pusztai, 1999), итальянскими коллегами - ГМ-сои (Malatestaetal, 2002, 2003), австралийскими учеными - ГМ-гороха (Prescottetal, 2005), французскими и австрийскими - ГМ-кукурузы (Seralinietal, 2007; Velimirovetal, 2008). Еще в конце прошлого века были работы английских и немецких ученых, которые указывали на связь ГМО с онкологическими заболеваниями (Doerfler, 1995; Ewen&Pusztai, 1999). Эти исследования удалось опубликовать, но еще больше осталось неопубликованных работ. Были сообщения о том, что добавление к корму ГМ-томатов стало причиной смерти части лабораторных крыс, а добавка к корму мышей ГМ-кукурузы привела к 100% смертности их детенышей.

Проведенная нами в России проверка влияния на потомство лабораторных крыс наиболее распространенной ГМ-сои (устойчивой к гербициду раундапу, линия 40.3.2) показала повышенную смертность крысят первого поколения, недоразвитость выживших крысят, патологические изменения во внутренних органах и отсутствие второго поколения (Ermakova, 2006, 2007; Ермакова, Барсков, 2008, Малыгин, Ермакова, 2009). Распространение ГМО приводит к быстрому сокращению биоразнообразия, в том числе и важных для нашей биосферы полезных бактерий. Например, исчезновение почвенных бактерий является причиной деградации почвы, бактерий гниения - трупы не разлагаются, льдообразующих бактерий - резкое уменьшение осадков. К чему может привести исчезновение живых организмов, нетрудно догадаться - к резкому ухудшению состояния окружающей среды, изменению климата, быстрому и необратимому разрушению биосферы.

Пытаясь защититься от ГМ-культур, многие страны ввели маркировку на продуктах с ГМ-компонентами или стали продавать их по очень низкой цене, а некоторые страны пошли по пути отказа от ГМ-культур и ГМ-продуктов, организовав зоны, свободные от ГМО (ЗСГМО) (Копейкина, 2007, 2008). В настоящее время известно более 1300 зон в 35 странах мира, которые организовали ЗСГМО. Среди них почти все европейские страны. А такие страны, как Австрия, Швейцария, Германия, Франция, Греция, Польша, полностью отказались от ГМО.

Несколько лет назад в Европейском союзе был опубликован доклад (Who Benefits from GM crops? An analysis of the global performance of genetically modified (GM) crops 1996-2006), в котором было отмечено, что трансгенные культуры за десять лет так и не принесли никаких выгод: они не увеличили прибыли фермеров в большинстве стран мира, не улучшили потребительские качества продуктов и не спасли никого от голода. Использование ГМ-культур лишь увеличило объем применения гербицидов и пестицидов, а не сократило их использование, как обещали биотехнологические корпорации. Они не принесли пользы окружающей среде, а, наоборот, оказали крайне негативное воздействие на природу, приведя к сокращению биоразнообразия. Причем сами по себе ГМ-растения являются крайне нестабильными по целому ряду характеристик и могут оказывать негативное воздействие на здоровье человека и животных.

 

Атака на ученых

Любое новое научное направление может привести к непредсказуемым последствиям, и к этому надо быть готовым. Такова плата за прогресс. Биотехнологические ошибки приводили к заболеваниям и смерти. Независимые от корпораций ученые, изучавшие влияние ГМО на животных, стали бить тревогу. Но не тут-то было. Эйфория от нового направления, которое сулило огромную экономическую выгоду, была настолько сильна, что на предупреждения ученых не обращали внимания и даже, наоборот, была организована атака на них.

Ученые, которые обнаруживали негативное воздействие ГМО на живые организмы, подвергались атаке со стороны компаний-производителей. Их эксперименты считались некорректными, результаты признавались недействительными, возникали трудности с публикацией статей. Самих ученых лишали грантов, а некоторых увольняли. Первыми пострадали американские ученые Игнасио Чапела и Дэвид Квист, которые доказали генетическое загрязнение в результате попадания ГМ-пыльцы в другие растения. После публикации полученных результатов в самом престижном журнале Nature (Quist and Chapela, 2001) у ученых возникли серьезные проблемы в университете, в котором они работали. Но уже через несколько лет после этого были представлены данные об обнаружении 142 очагов генетического загрязнения в 44 странах мира, даже в тех странах, в которых ГМ-культуры не выращивались.

Был уволен из своего института и известный английский ученый А. Пуштай, первый заявивший о патологии внутренних органов животных, в корм которых добавляли ГМ-картофель (Pusztai, 1998). Уильям Энгдаль в своей книге "Семена разрушения. Тайная подоплека генетических манипуляций" описал, как увольняли А. Пуштаи за то, что он рассказал о результатах своих исследований: «...Потребовалось пять лет и несколько сердечных приступов, прежде чем почти разорившейся Пуштаи смог собрать воедино детали того, что произошло в те 48 часов после его первого появления на ТВ в 1998 году и последующего за этим увольнения из Института «Роуэтт»... У Монсанто был разговор с Клинтоном, который, в свою очередь, напрямую разговаривал с Блэром о «проблеме Пуштаи». Блэр затем поговорил с директором Института «Роуэтт» Филиппом Джеймсом. Двадцать четыре часа спустя доктор Арпад Пуштаи оказался на улице, ему было запрещено рассказывать о своих исследованиях и разговаривать со своими коллегами... Это означало, что частная корпорация с помощью простого телефонного звонка смогла заручиться поддержкой президента Соединенных Штатов и премьер-министра Великобритании для своих частных интересов. Простой звонок из «Монсанто» смог уничтожить репутацию одного из ведущих независимых ученых мира. Это влекло за собой тревожные выводы для будущего академической свободы и независимой науки. Но это также имело огромные последствия для распространения ГМ-культур по всему миру» (Энгдаль, 2009, с. 38).

Потеряла гранты группа итальянских ученых Малатесты, выявившая структурные изменения в органах мышей, питавшихся кормом с ГМ-соей (Malatestaetal, 2002, 2003). Показательной является история канадского фермера Перси Шмайзера, который стал лауреатом Альтернативной Нобелевской премии за свою многолетнюю борьбу с американской компанией "Монсанто", являющейся основным производителем ГМ-культур. Перси Шмайзер - единственный человек, который смог выиграть суд против биотехнологического гиганта - компании «Монсанто». Эта компания в течение ряда лет штрафовала тех американских фермеров, которые не приобрели права на использование ее ГМ-семян, за то, что она на их полях обнаруживала трансгенные культуры с запатентованным компанией генным кодом  (данный генетический материал мог быть занесен ветром или иным способом перекрестного опыления).

Такой же штраф должен был заплатить и Перси Шмайзер. Но вместо этого смелый фермер подал в суд на компанию «Монсанто» за загрязнение его поля трансгенными культурами. В отличие от химического и радиоактивного загрязнения, генетическое загрязнение наименее изучено, его невозможно остановить и при необходимости ликвидировать. После нескольких лет борьбы Шмайзеру все-таки удалось получить денежную компенсацию за причиненный ему ущерб. В 2008 году Перси Шмайзер посетил Москву. Он сообщил, что использование ГМ-культур не только ухудшило здоровье людей (онкологические и аллергические заболевания, повышение риска бесплодия), но и увеличило применение вредных химических веществ, приведшее к появлению устойчивых к ним сорняков. С подобными "суперсорняками", не только поражающими поля, но и появляющимися уже и в городах, пока не найден способ борьбы.

Австралийский эпидемиолог и биохимик, директор Института исследования здоровья и состояния окружающей среды Джуди Кармэн обратила внимание на вспышки разных заболеваний после употребления в пищу продуктов с ГМО. Она правомерно считала, что в ряде случаев использовались неадекватные методы оценки безопасности ГМО, которые не позволяли обнаружить биохимические и иммунологические изменения, патологию ткани, изменение функций желудочно-кишечного тракта, печени, почек и других органов. По ее мнению, официальные способы проверки ГМО слишком короткие, чтобы выявить онкологическое заболевание или определить физиологическое состояние потомства. Джуди открыто критиковала процедуру одобрения ГМО Народной ассоциацией здоровья Австралии (Public Health Associationof Australia). В результате она подверглась мощной критике со стороны представителей транснациональных компаний.

Список ученых, подвергшихся атаке, можно продолжить. Это и норвежские исследователи во главе с научным советником правительства Норвегии профессором Терье Траавиком, который занимается генной инженерией более 20 лет, и группа французских исследователей под руководством Сералини, доказавших токсичность ГМ-кукурузы (Seralinietal, 2007), и российские ученые, обнаружившие негативный эффект ГМ-сои на крысах, мышах и хомяках, и многие другие. Необоснованной критике подверглись все наши исследования (Ермакова, 2006-2009, Ермакова, Барсков, Малыгин, Ермакова с соавт.) после того, как нами была выявлена высокая смертность новорожденных крысят, патология внутренних органов и нарушение репродуктивных функций крыс при добавлении в их корм ГМ-сои, устойчивой к раундапу (линия 40.3.2). Данные наших исследований, представленные в самом престижном биологическом журнале Naturebiotechnology, тут же подверглись критике, которая была хорошо организована и спланирована (Ermakova, 2007, Marshall, 2007). В своем письме известный английский публицист Brian John написал, что «случай с Др. Ермаковой является явным отголоском зловещих событий 2002 года, когда сестринское издание Nature опубликовало рецензированную статью под авторством Квист и Чапела (Quis & Chapela, 2001) по вопросу загрязнения ГМ-кукурузой». Попытки повторить эксперименты другими исследователями пресекались в самом начале.

А что же политики? Ринулись защищать бедных ученых и население своих стран от опасных ГМО или сделали вид, что это их не касается? К сожалению, единицы смогли разобраться в этой проблеме и встать на защиту населения своих стран. Для остальных собственное благополучие и карьера оказались выше здоровья и жизни населения и сохранности природного разнообразия планеты.

 

Заключение

Существуют разные мнения относительно причин масштабного распространения ГМО. По мнению одних, ГМО должны были спасти население планеты от голода, другие считали, что основная цель их распространения чисто экономическая и связана с получением сверхприбыли транснациональными компаниями, третьи соотносили ГМО с политическими задачами, целью которых был захват продовольственного рынка и управление населением планеты. Были и те, кто связывал использование ГМО как биологического оружия с целью сокращения населения, поскольку было известно, что ГМ-продукты могут приводить к бесплодию. И речь шла не только о применении так называемых терминаторных технологий.

Трудно сказать, какая цель реально стояла перед теми, кто активно проталкивал ГМО. Однако, по мнению многих ученых, при создании генетически модифицированных организмов была допущена серьезная научная ошибка, которая превратила ГМО в оружие массового поражения, независимо от того, с какими целями, благими или нет, они создавались. Отсутствие адекватного контроля за безопасностью генетически измененных организмов позволило распространить ГМ-культуры и ГМ-продукты по многим странам, что привело к массовым заболеваниям, бесплодию и смерти людей, исчезновению огромного количества разных видов животных и растений.

XXI век - это век не только новых технологий, но и новых угроз. Ошибки в генной технологии могут привести к мощному негативному воздействию ГМО на окружающую среду, стать причиной глобального бесплодия живых организмов, привести к разрушению биосферы и гибели планеты. В одном из своих выступлений норвежский ученый Терье Траавик заявил, что возможная опасность от ГМ-конструкций выше, чем от химических соединений, так как они совершенно "незнакомы" окружающей среде, они не распадаются, а, наоборот, принимаются клеткой, где могут бесконтрольно размножаться и мутировать. Он считает, что необходимы независимые исследования, которые проводились бы не на корпоративные средства.

Ситуация с ГМО показывает, что человечество еще не готово понять и принять новые технологии, разобраться в ошибках и при их наличии быстро исправить. Проблема ГМО оказалась хорошим тестом не только на уровень развития человечества, но и на гражданскую, политическую, научную и человеческую зрелость каждого из нас. Впереди новые, более сложные научные направления: нанотехнология, создание и использование антиматерии и т.д. Справится ли человечество с новыми рисками, вызванными научным прогрессом?

Ирина ЕРМАКОВА, доктор биологических наук

 

Голос Эпохи

 

Читать также

Будущая РОССИЯ – заветная Мечта любого Землянина! ©2011—2012