Home ИНТЕРЕСНО !!! Фидель Кастро: «История меня оправдает»

Фидель Кастро: «История меня оправдает»

17.10.2012  До победы кубинской революции большинство правившей элиты США, да и на самой Кубе, исходило из неизбежности присоединения острова к Америке.

Эта убежденность даже получила название «очевидной судьбы». А саму Кубу окрестили «зрелым плодом», который рано или поздно станет очередной звездочкой на американском флаге.
Все шло именно к этому. Американская экономика постепенно втягивала в себя всю производственную структуру Кубы, янки превратили остров в грандиозное предприятие для развлечений, которые формально запрещены у себя дома. Игорные дома, проституция, наркотики и вообще все, что заблагорассудится, были в их распоряжении. Национальная самобытность Кубы была обречена...

Из своих 85 лет Фидель Кастро почти 60 лет отдал жесткому, героическому противостоянию такой судьбе страны, и, вопреки всем доводам скучного рассудка, вопреки бесконечным прогнозам, обещавшим скорое поражение кубинской революции, одержал победу.

История кубинской революции - копия библейского мифа о победе подростка Давида над монстром Голиафом. Роль Фиделя в этой героической эпопее исключительно велика.
Он буквально из ничего сотворил революцию, провел народ Кубы сквозь немыслимые трудности и испытания. Он и поныне остается непререкаемым авторитетом как у себя на родине, так и во всем мире, несмотря на то, что с 2006-го, после 48 лет бессменного руководства кубинской революцией, «команданте» отошел от дел и остался в ранге своего рода «гуру». В чем же секрет его столь успешной политической жизни?

От природы он был награжден совершенно неординарной силой воли и безграничной личной смелостью. Благодаря этим качествам он тропическим ураганом ворвался в политическую жизнь Кубы в 1951-м, когда американский ставленник, полковник Фульхенсио Батиста совершил государственный переворот и установил военную диктатуру. Молодой начинающий адвокат Фидель Кастро публично обратился тогда в Верховный суд страны с документом, в котором обвинил диктатора в нарушении Конституции и законов страны, за что тот должен был быть предан суду и приговорен по совокупности к более чем 100 годам тюремного заключения. Батиста и бровью не повел, от обвинений отмахнулся как от назойливой мухи. А зря!

Поняв, что мирным путем Куба не перейдет на путь демократического развития, Фидель решительно стал готовить вооруженное восстание. Проявив себя как выдающийся организатор и мастер конспирации, он 26 июля 1953-го с отрядом в 130 человек предпринял отчаянный штурм крепости-казармы Монкада в городе Сантьяго-де-Куба. Неудача операции и последовавшие за этим арест и тюрьма только укрепили решимость Фиделя продолжать борьбу. В своей речи «История меня оправдает», которую он произнес на судебном процессе, Фидель представил социально-политическое кредо революции. Штурм крепости Монкада и выступление на суде сделали его общенациональным лидером страны. Он стал властителем умов и сердец кубинцев, под давлением общественности Ф. Батиста был вынужден выпустить Фиделя из тюрьмы. Вскоре Кастро уехал в Мексику, где стал готовить вооруженную экспедицию на Кубу. Там он познакомился с Че Геварой и навсегда привлек его к своим планам.

Фидель открыто заявил, что до конца 1956-го обязательно высадится со своим отрядом на территории Кубы и начнет революционную войну.

Одновременно, уже как опытный политический лидер, он разоблачил всю ораву псевдооппозиционных деятелей и групп, которые только имитировали борьбу с диктатурой, решая свои шкурные задачи.

Второго декабря 1956-го с яхты «Гранма» на побережье в предгорьях Сьерры-Маэстры высадилась экспедиция Фиделя в составе 82 человек. Этот день считается сейчас Днем революционных вооруженных сил. Стечение фатальных обстоятельств привело к тому, что через три дня отряд был окружен войсками Батисты, разгромлен и рассеян. Это было первое и последнее поражение РВС. Фидель, его брат Рауль, Че Гевара и еще около десятка товарищей избежали окружения. Они составили ядро будущей революционной армии. Фидель излучал уверенность в конечной победе, хотя его друзья сомневались в адекватности такой оценки. Фидель никогда не признавал поражений, ему всегда были чужды уныние и пессимизм.

В боях в Сьерра-Маэстра он всегда был в первых рядах атакующих партизан. Дело дошло до того, что командиры отрядов обратились к нему с коллективным письмом, в котором попросили политического лидера революции воздержаться от участия в боевых действиях. Пришлось согласиться. Политическое же оружие в руках Фиделя действовало даже эффективнее боевого. Пленных из армии Батисты всегда отпускали домой, взяв с них слово, что они не будут больше воевать против своего народа. Фидель охотно использовал падких на сенсации американских журналистов для популяризации характера и программы революционной войны. В штабе партизанской армии заработала радиостанция, передачи которой разрушали опоры диктатуры.

С 1 января 1959-го – дня победы - началось самое трудное: воплощение программы революции в жизнь. Радикальная аграрная реформа - ликвидация латифундий - привела к отходу от Фиделя значительной части примкнувшей к революции либеральной буржуазии. Больше всех потеряли американские компании, началось противостояние Гаваны с Вашингтоном, длящееся доныне. Отказ владельцев американских нефтеперегонных заводов на Кубе перерабатывать советскую нефть привел к национализации этих заводов. Дальше - больше. На каждый выпад США против кубинской революции Фидель отвечал решительно и беспощадно. Это стало его жизненным правилом. США подготовили и осуществили вторжение наемников на Плайя-Хирон – а Фидель провозгласил социалистический характер революции. Пиком напряженности стал в 1962-м «Карибский кризис», когда СССР, разместивший ракеты среднего радиуса действий на Кубе, едва не столкнулся лоб в лоб с военной машиной США. Н.С. Хрущев и Дж. Кеннеди нашли вариант компромисса, но Фидель и тогда, в обстановке смертельной опасности, отстаивал максималистские требования, вытекающие из полного государственного суверенитета Кубы. Он не разрешил никаких инспекций на кубинской территории и считал, что для самозащиты страна имеет полное право выбирать себе союзников и средства обороны.

Принципиальность и прямота Фиделя поражают. Автор этих строк был его переводчиком во время первого приезда «команданте» в СССР весной 1963-го. На аэродроме в Ленинграде Фидель как бы ненароком спросил у шестилетней девочки, вручившей ему букет цветов, где он может ее найти. Та ответила, что в детском саду. На следующий день Фидель выразил желание посетить этот детский сад и повидаться с девочкой. Партийные и городские руководители пришли в замешательство и попросили время для организации этого визита. Наконец, наступил день, когда Фидель приехал в детский сад, но на его вопрос, где стоит кроватка девочки, та ответила, что пока не знает, так как приехала сюда только сегодня. Сцена была достойна последнего акта «Ревизора». Затем Фидель обратил внимание, что некоторые улицы по пути проезда кортежа были покрыты мощными деревянными настилами. Ему ответили: идет строительство метро, но для удобства Фиделя на несколько дней работы прерваны и траншеи закрыты.

В результате Фидель попросил провести прощальный обед в самом узком кругу ленинградских руководителей. Там он и произнес речь, от которой все побледнели.
Он горько упрекнул хозяев в том, что они, грубо говоря, занялись очковтирательством. «Мы любим Ленинград, знаем его страдания во время войны, а вы постеснялись показать мне детский садик, откуда была та девочка, и привезли ее в «показательный» объект, - сказал он. - Вы прервали строительство метро, чтобы потрафить моей поездке по городу. Вы даже запретили молодым и голосистым спортсменам заниматься гребным спортом недалеко от выделенной мне резиденции… Нельзя принимать революционера как какого-нибудь арабского шейха или иного восточного набоба. Извините за прямоту, но я говорю это как друг друзьям».

Поступки Фиделя не вписываются в привычные рамки действий рядовых политиков.

Когда американцы «достали» руководство страны своими истошными воплями о том, что, де, Куба не выпускает желающих выехать в США, Фидель в 1980-м открыто заявил, что все желающие покинуть остров могут воспользоваться портом Мариэль; туда, в свою очередь, могут прибыть суда из США, чтобы забрать эмигрантов.

Поскольку США постоянно утверждали, что на Кубе в тюрьмах и в психических больницах находятся политические противники Кастро, то все «борцы за свободу» из этого контингента были отправлены в США. Всего тогда выехало 125 тысяч кубинцев, после чего США в одностороннем порядке закрыли канал для иммигрантов. Но Фидель вынудил Вашингтон подписать соглашение о выдаче ежегодно 20 тысяч виз для желающих уехать в США - чтобы прекратить спекуляцию на тему о свободе эмиграции.

В конце прошлого века, в тяжелейшее для Кубы время, эмигранты, осевшие в Майами, и постоянно ведущие подрывную работу против Кубы, приобрели с помощью американских властей несколько легкомоторных самолетов и стали систематически совершать полеты над Гаваной, разбрасывая антиправительственные листовки. Кубинские власти неоднократно официально предупреждали госдепартамент США о недопустимости таких действий, представляющих, кроме всего прочего, опасность для международного авиасообщения. Вашингтон молчал, как рыба об лед.

Исчерпав свое недюжинное терпение, Фидель отдал приказ сбить нарушителей. Спарка МиГ-29 выполнила задание. Истерики в США было «выше крыши», но провокационные полеты прекратились. Другого языка в Америке не понимают.

Фидель придает огромное внимание этике политического поведения. Известно, как великодушно он поступил с взятыми в плен наемниками из бригады вторжения, которые высадились на Плайя-Хирон. По всем канонам международного права они были пиратами. Они не представляли никакого государства, даже на своем флаге они откровенно изобразили череп и скрещенные кости. За разбой пиратов вешали или отправляли на каторжные работы. Но Фидель согласился возвратить их в США за 30 миллионов долларов, которые пошли на приобретение медикаментов и других необходимых товаров. Фидель выпускал на свободу с разрешением покинуть Кубу своих злейших политических противников, которые поднимали оружие против революции, но отбыли сроки наказания, определенные судом. Некоторые из них даже встречались с Фиделем перед отъездом и раскаивались в своих преступлениях. Никаких мер не было предпринято, чтобы предотвратить выезд в США сестры Фиделя Хуаны и внебрачной дочери Алины, которые не скрывали своего враждебного отношения к кубинской революции и к Фиделю лично. В то же время Фидель бескомпромиссно и жестко относился к тем из своих бывших соратников, которые своими поступками ставили под угрозу безопасность кубинской революции.

В 1989-м возникло так называемое «Дело № 1», когда на скамье подсудимых оказалось несколько высокопоставленных генералов МВД и Министерства революционных вооруженных сил. Они оказались замешанными в торговле наркотиками, взяточничестве и злоупотреблении служебными полномочиями.

Фидель дал показания суду в качестве свидетеля. Он обратил внимание на ту огромную опасность, которую представляла для Кубы деятельность обвиняемых: у США могли бы появиться оправдания, чтобы пойти на самые радикальные меры против Кубы.

Личное мужество всегда оставалось характерной чертой Фиделя Кастро. В 1994-м, в самом центре Гаваны, на городской набережной начались уличные беспорядки, которые грозили перерасти в мятеж. Группы разбушевавшихся молодчиков под предлогом, что им не дают визы на въезд в США, начали громить магазины, крушить автомобили. Когда Фиделю доложили о беспорядках, первое, что он сделал, это приказал полиции ни в коем случае не применять оружия. Затем с парой помощников немедленно выехал на джипе к месту событий. Появление Фиделя произвело шоковое впечатление на участников беспорядков. Одновременно к месту событий поспешили рабочие со строительства отеля, вооруженные арматурными прутьями. Этого оказалось достаточно, чтобы «бунтовщики» разбежались.

Фидель смог найти правильные стратегические решения в тяжелые годы ослабления, а потом и разрушения Советского Союза, который был основным донором Кубы в 60-70-е годы. Он был инициатором создания новой для страны отрасли - биотехнологии, которая обеспечила страну собственными лекарствами, создала базу для экспорта фармацевтических товаров. Он стоял у истоков создания новой туристической индустрии, которая сейчас стала основной доходной статьей валютных резервов Кубы. Сейчас ежегодно на острове отдыхают до 2,5 миллионов иностранных туристов. Прекращение поставок советской нефти подтолкнуло кубинцев на активизацию поиска месторождений углеводородов, и теперь страна добывает около 4 миллионов тонн нефти, которых достаточно для обеспечения работы всех генерирующих электроэнергию станций.

Когда в 1980-м группа членов Политбюро ЦК КПСС заявила Раулю Кастро, что СССР ни при каких обстоятельствах не будет воевать за Кубу, Фидель разработал теорию общенародной войны, при которой при необходимости все население страны становилось армией.

Не рассчитывая на победу над возможным могучим противником, кубинцы готовы нанести ему «неприемлемый урон». Лозунг «Родина или смерть!» - не пустые слова, а квинтэссенция национального мировоззрения. Эта решимость лучше всего останавливает потенциального агрессора.

Разумеется, не все выходило в жизни гладко, без сучка и без задоринки, даже у такого выдающегося политика, как Фидель Кастро. Ему приходилось испытывать горечь неудач. Наверное, первым разочарованием было поражение многочисленных попыток повторить романтический и героический опыт кубинской революции в странах Латинской Америки. Самый известный и трагический эпизод того периода - операция Че Гевары, погибшего в Боливии в 1967-м. В 70-годы Фидель задался целью: довести производство сахара на Кубе до 10 миллионов тонн в год. Этой задаче было подчинено все. Но неимоверное напряжение сил не принесло желаемого результата. Цель оказалась недостижимой в силу ограниченных возможностей сельского хозяйства для производства сырья. Фидель публично признал неудачу и даже высказал готовность уйти в отставку.

Вынашивал Фидель и еще одну амбициозную задачу, которая также оказалась неподъемной. По его инициативе в 70-е годы началось массовое строительство сельских школ по всей стране. По идее, учащиеся должны были жить в этих школах, расположенных за пределами городов и сел, в стерильных условиях, не впитывая дурного наследия предыдущих поколений. Они учились, занимались спортом, трудились в свободное время на школьных полях. В теории это называлось «параллельным строительством социализма (в стране) и коммунизма (в сельских школах)». Опыт работы нескольких сотен таких школ убедил Фиделя в том, что это очень затратное мероприятие, а конечные результаты весьма проблематичны, поэтому постепенно программа строительства сельских школ была свернута.

Много сил и труда Фидель вложил в проект создания передового молочного животноводства. Закупались лучшие образцы скота, велась работа по скрещиванию местных коров с элитными производителями из «молочных» стран. Кубинские специалисты искали по всему миру семена кормовых трав, устойчивых к засухе. Строились коровники, бурились скважины для водопоя. Успехи были немалыми, каждый кубинский ребенок до семи лет получал литр молока в день - неслыханное достижение для развивающейся страны. Побороть тропический климат оказалось задачей трудной, к тому же проект был подрублен в самом его расцвете - после того, как Советский Союз в период горбачевской «перестройки» прекратил поставки комбикормов на Кубу.

Все сказанное – лишь фрагменты жизни и борьбы Фиделя. Из них складывается личность величайшего политического деятеля. Революционера, для которого есть только один выбор: «Родина или смерть!».

 

Столетие

 

Читать также

Будущая РОССИЯ – заветная Мечта любого Землянина! ©2011—2012