Home ИНТЕРЕСНО !!! Кто я такой, чтобы говорить о международном усыновлении?

"Кто я такой, чтобы говорить о международном усыновлении?" - Владимир Ярыгин, США, Айова

22.12.2012  Я — русский гражданин Америки. Пять лет назад мы c женой усыновили трех российских детей-сирот. Мотивы были простыми.

ВЦИОМ - ничьи дети

Наша взрослая дочь стала жить отдельно. Мы с женой достигли такого уровня сознания и благополучия, что почувствовали себя вполне счастливыми людьми. И мы сочли себя обязанными разделить наше счастье с самыми несчастными людьми на свете. Это дети-сироты. Усыновление — единственный шанс изменить их жизнь. Мы уверены в том, что возможность быть усыновленным является неотъемлемым и безусловным правом каждого ребенка. Конечно, было бы хорошо, если бы все российские сироты усыновлялись на родине. Но это нереально.

Сейчас мне 67 лет. В 1991 году моя семья иммигрировала в США из Латвии. Нам неприятно стало жить в стране, которая с такой яростью рвалась на свободу от Советского Союза, которому 50 лет служила преданнее любой из прибалтийских республик. Мой бывший студент пригласил меня на работу, теперь он вице-президент крупной компании.

Вначале мы усыновили брата и сестру, 12 и 14 лет. Позже узнали, что у них есть еще младший брат 7 лет. Год мы его искали, нашли случайно и тоже усыновили. Я не забуду, как строгая судья спросила нас: «Осознаете ли вы всю глубину ответственности, которую принимаете на себя, усыновляя ребенка с диагнозом олигофрения в стадии дебильности»? Мы с женой целую минуту смотрели друг другу в глаза, прежде чем ответили: «Да».

Сейчас мальчик успешно учится в 4-м классе обычной школы. Дочь окончила школу, вышла замуж и уже родила нам внука. Старший сын оканчивает 12-й класс частной военной школы и хочет стать офицером морского флота.

Мы дважды от начала до конца прошли всю предусмотренную законами США и России процедуру международного усыновления. И, я думаю, это дает мне право высказать свое мнение на этот счет.

ДЛЯ ЧЕГО ИНОСТРАНЦЫ УСЫНОВЛЯЮТ РОССИЙСКИХ ДЕТЕЙ?

Россияне часто не понимают, почему иностранцы усыновляют детей из других стран. Во-первых, очень большое значение имеет религиозный мотив. Во-вторых, для большинства иностранцев дети являются самым ценным на свете. Дети имеют самый высокий приоритет в семье, обществе и государстве. Знаете, что для меня служит самым убедительным тому доказательством? В Америке в каждом общественном туалете, даже придорожном, обязательно имеется столик для пеленания ребенка. И не только в женском, но и в мужском!

В России часто стесняются говорить, что ребенок был усыновлен, а здесь этим гордятся. Губернатор нашего штата регулярно устраивает в своей резиденции прием для семей с усыновленными детьми. Он расхаживает в костюме Крокодила Гены, а его жена — в костюме Феи из «Золушки». И все желающие могут сфотографироваться с губернатором.

Каждый год мы участвуем в традиционных пикниках, которые устраивают усыновившие семьи. Родители делятся опытом воспитания детей и демонстрируют их успехи. Многие стараются сохранить у детей интерес к культуре родной страны. Иногда кажется, что родители любят усыновленных детей даже больше, чем родных. Видимо, неосознанно они пытаются восполнить недостаток родительского внимания в прошлом.

Откуда в России взялся миф, что американцы усыновляют детей для того, чтобы использовать их «на органы»? За все годы существования международного усыновления не было ни одного такого случая! Ни теоретически (из-за проблем биологической совместимости), ни практически это невозможно. В развитых странах действует строжайшая общегосударственная система контроля и использования донорских органов.

Мне кажется, я знаю, откуда взялась эта бредовая легенда. В США при заполнении многих документов надо ответить на вопрос: «Согласны ли вы в случае внезапной смерти, чтобы ваши органы были использованы для трансплантации в целях спасения жизни других людей?» Подавляющее большинство американцев отвечают на этот вопрос положительно. Заполняя анкеты на детей, родители должны ответить на тот же вопрос. И мы с женой, заполняя документы на наших детей на получение сертификатов о гражданстве и американских паспортов, поставили крестики в клеточке «Да». Эти данные поступают в федеральную базу. И при любом несчастном случае со смертельным исходом врачи и полиция связываются с ближайшим центром по хранению донорских органов и обеспечивают скорейшую доставку туда погибшего. И если, не дай бог, с любым из членов моей семьи случится несчастье, мы готовы к тому, чтобы пригодные для трансплантации органы использовались для спасения жизни тех, кто в этом нуждается.

А мифы о сексуальной эксплуатации усыновленных детей! Я не знаю в мире страны, где нет педофилов, насильников или проституции. Но утверждать, что такие преступления в западных странах совершаются чаще, чем в России, грубая ложь.

ЗАКОН ДЛЯ ЧУЖИХ

Профессор юридического факультета американского университета, усыновивший российского ребенка, в своих лекциях приводит выдержки из нового российского законодательства по усыновлению как пример юридической безграмотности. Он утверждает: впервые в мировой юридической практике одно государство (Россия) прописывает в своем законодательстве юридические нормы, обязательные для граждан и организаций других стран, не находящихся на территории России.

По этому законодательству иностранные граждане, усыновившие российского ребенка, ОБЯЗАНЫ по возвращении в свою страну поставить ребенка на учет в российском консульстве. Численность населения России падает, и российские чиновники решили, что будет неплохо, если дети будут продолжать числиться и гражданами России тоже. Иностранцам это не нужно, но они соглашаются на это из лояльности к стране происхождения своего ребенка. В некоторых странах, не предусматривающих двойного гражданства, родители идут на прямое нарушение собственного законодательства.

При этом консульство берет с родителей плату за штамп в российском паспорте ребенка. Конечно, 50 долларов — небольшие деньги, но лучше бы родители купили ребенку лишнюю игрушку. По данным Министерства образования, с 2000 года иностранцами усыновлено 46 тысяч детей. Умножим это на 50 долларов и получим 2 миллиона 320 тысяч долларов!

Еще один юридический ляпсус: усыновленные дети в течение трех лет должны быть под контролем. Иностранцы ОБЯЗАНЫ предоставлять эту возможность. И родители подписывают такие обязательства. Иначе им не позволят усыновить ребенка. Сейчас контролировать родителей должны иностранные агентства по усыновлению. Они составляют отчеты, переводят их на русский язык и отправляют в соответствующий российский департамент образования. При этом все знают: за всю историю международного усыновления не было ни одного отрицательного отчета. Но отменить отчеты чиновники не согласятся. Ведь это рычаг для подчинения иностранных агентств, занимающихся усыновлением. Оплачивают эти отчеты родители — 1,5 — 2 тысячи долларов (в зависимости от штата и расценок агентства). За шесть лет российские законодатели этим своим законом отобрали у детей от 69 до 92 миллионов долларов. Деньги эти достались иностранным агентствам. И сейчас российские чиновники ратуют за подписание соглашений между странами, которые предусматривали бы заграничные ревизорские поездки. Конечно, за счет принимающей стороны.

Иностранцы даже не подозревают, что постановка на учет незаконна. В статье 29 Федерального закона о гражданстве Российской Федерации сказано: гражданство Российской Федерации у усыновленного ребенка прекращается при условии, что ему будет предоставлено иное гражданство. То есть каждая американская семья может послать заявление о прекращении его российского гражданства и вложить в конверт российский паспорт ребенка. Но это держится в большом секрете от иностранных усыновителей.

СКОЛЬКО СТОИТ СИРОТА

Попробую рассказать подробно, как происходит усыновление. Основной документ, который требуется законами обеих стран, — досье на усыновителей (Home Study). Лицензированный социальный работник обследует семью — могут ли эти люди быть усыновителями. Устанавливается соответствие требованиям законов материального положения, состоянию здоровья, жилищных условий, психологические и моральные качества. Социальный работник может запрашивать многочисленные инстанции, беседовать с родственниками, соседями, учителями (если в семье уже есть дети), со служителями церкви, куда ходят родители. После этого он дает письменное заключение-рекомендацию. Родители представляют этот документ в иммиграционную службу Министерства юстиции США, которое и дает семье разрешение на усыновление ребенка из другой страны.

Стоимость услуг лицензированного специалиста по подготовке Home Study зависит от штата, где живут родители. Обычно это в пределах 1 — 3 тысяч долларов. При этом родители должны заполнить специальные формы для иммиграционной службы и заплатить за это 520 долларов, сдать отпечатки пальцев для проверки ФБР и тоже заплатить несколько десятков долларов. Интересно, российские усыновители тоже сдают отпечатки пальцев и проверяются ФСБ на наличие криминального прошлого?

Много приходится тратить на медицину. Каждый визит к врачу — это несколько сотен долларов, и страховые компании эти расходы не покрывают (ведь визиты не связаны с лечением). А так как срок документов о здоровье действительны три месяца, то за время ожидания поездки в Россию родителям приходится брать справки у врача не один раз.

Потом родители находят агентство, которое имеет программу усыновления в России, заключают контракт на подготовку пакета документов для российского суда. Затраты агентства по выполнению работы на американской стороне обычно составляют 3 — 5 тысяч долларов. Кроме того, агентства проводят занятия по психологической подготовке родителей и педагогике (еще около 1 тысячи долларов).

Общее количество документов в досье на родителей около 50, и каждый стоит денег. Подпись на каждом документе должна быть заверена нотариусом, и к каждому документу должен быть приложен апостиль, подтверждающий полномочия нотариуса (в Калифорнии — это 30 долларов). В ряде регионов требуют по два пакета оригинальных документов (почему не один — оригинальный и один — заверенная нотариально копия?) при усыновлении одного ребенка, а значит, четыре при усыновлении двоих детей. Таким образом, за 200 бумажек родители платят 6 тысяч долларов.

На многих документах стоит подпись одного и того же нотариуса. Вопрос без ответа: почему не разрешить представлять апостили по количеству нотариусов, а не по количеству документов?

Стоимость услуг агентства на российской стороне колеблется. Это зависит от региона, где находится детский дом, требуемого судом набора дополнительных документов и множества других факторов. Плюс расходы на транспорт, перевод документов, адвоката и переводчика в суде, обязательное медицинское обследование детей в коммерческом центре в Москве, визы на детей. Итого 10 — 15 тысяч долларов. И это не считая расходов на авиабилеты себе и детям, гостиницу и подарки (еще около 6 тысяч долларов). И конечно же родители везут в детский дом игрушки, одежду, лекарства.

ЗАВИСИМОЕ И НЕЗАВИСИМОЕ УСЫНОВЛЕНИЕ

Стоимость так называемого зависимого усыновления резко подскочила по сравнению с независимым, которое пока еще не запретили.

Зависимое — значит через аккредитованное в России агентство, деятельность которого контролируется межведомственной комиссией из пяти министерств. Каждое из министерств имеет право разрешить или не разрешить аккредитацию агентства.

Независимое усыновление — это когда родители, как мы, сами приезжают в регион с документами, подготовленными агентством своего штата. Приходят в отдел опеки и попечительства региона, получают направление в детдом, знакомятся с ребенком и улетают домой в ожидании суда. Все строго по закону.

Понятно, что будущих родителей кто-то должен встретить, разместить в гостинице, отвезти в отдел опеки, детский дом, быть переводчиком. Собственно, те же услуги оказывает и аккредитованное агентство, только оно обязано иметь в Москве официального представителя. Видимо, стоимость содержания этого представителя и составляет разницу между стоимостью усыновления по зависимому (30 тысяч долларов) и независимому варианту (11 — 12 тысяч долларов).

Руководители прокуратуры, а следом за ней и ответственные московские чиновники давно говорят о намерении закрыть независимое усыновление.

Конечно, законы надо совершенствовать. Надо исключить обязательства иностранных граждан по регистрации детей в российских консульствах как юридически неграмотную норму. По крайней мере, в отношении тех стран, где по законам этой страны усыновленные дети автоматически становятся гражданами. Надо отменить отчеты, особенно для тех стран, где уровень социальной защиты детей существенно выше российского.

В тех редких случаях, когда родителям стало ясно, что они переоценили свои способности воспитывать усыновленных детей, они должны иметь право вернуть ребенка обратно в детский дом, как это могут сделать российские усыновители. Естественно, если дети сохранили российское гражданство. Тогда, по крайней мере, можно как-то оправдать необходимость постановки ребенка на учет в консульстве.

Пока в России 780 тысяч сирот, и каждый год прибавляется еще по 120 — 140 тысяч, надо дать возможность иностранным гражданам усыновлять столько детей, сколько они могут, с соблюдением, конечно, законодательства. А если уж менять законы, то делать так, чтобы интересы детей и доброжелательное отношение к людям, которые готовы их усыновить, были первичны, а интересы чиновников вторичны.

Может быть, пришло время прислушаться к советам здравомыслящих чиновников Министерства образования? Они предлагают создать в России (как и в западных странах) сеть организаций по оказанию услуг российским и иностранным гражданам по усыновлению. Эти организации легально осуществляли бы те функции, которые сегодня выполняют так называемые посредники. Они платили бы в казну налоги и были подконтрольны. Эти организации организовали бы выпуск газет и журналов, на страницах которых родители делились бы опытом воспитания усыновленных детей. Там можно было бы публиковать хорошие фотографии детей-сирот, особенно старшего возраста, у которых крайне мало шансов быть усыновленными.

А тех, кто настаивает на ужесточении законов об усыновлении, я прошу рассматривать это письмо как официальное приглашение приехать к нам в любое время и проверить условия жизни и воспитания усыновленных нами детей. И еще я предоставлю им возможность ознакомиться с жизнью десятков других усыновленных детей. И не надо для этого никакого двухстороннего соглашения между нашими странами.

 

Огонёк

 

Читать также

Будущая РОССИЯ – заветная Мечта любого Землянина! ©2011—2012