Home

Подключайтесь к нам!

  • Расширяйте сеть общения
  • Добавляйте новых друзей
  • Делитесь Вашими фото и видео
  • Создавайте свои группы

Авторизация


Недавняя активность

  • Что ж, пора ударить по коллекторам новым пунктом "Программы партии": "2.11. Взимание долгов осуществляется по решению суда государственными судебными исполнительными органами. Всяческая частная деятельность в сфере взимания долгов запрещена."
    Подробнее...
    kunena.post 15 дн. назад
  • Информация к пунктам 6.4 и 6.9 "Программы партии". Для размышления.

    inosmi.ru 28.07.2016

    Неожиданные источники российской экспансионистской доктрины «предназначенности»

    Как почти никому не известный преподаватель вуза и философ-маргинал завоевал кремлевские умы и способствовал формированию нового русского национализма

    Foreign Policy, США
    Чарльз Кловер (Charles Clover)

    Сэру Хэлфорду Маккиндеру (Halford Mackinder), ученому эдвардианской эпохи — в очках и слегка отрешенному — было бы крайне неприятно стать свидетелем того, каким образом работа всей его жизни используется в посткоммунистической России.

    Маккиндер, больше всего известный благодаря своей лекции под названием «Географическая ось истории» (The Geographical Pivot of History), с которой он выступил 1904 году в Королевском географическом обществе, утверждал, что главным стратегическим соперником Великобритании является не Германия, а Россия. Он проиллюстрировал это красочной теорией, которая получила название «геополитика». Время, в которое он делал свое предсказание (перед двумя мировыми войнами против Германии), впоследствии не предлагало особых доводов в пользу его теории. Однако справедливость утверждений Маккиндера наконец-то была доказана за год до его смерти — к началу холодной войны, ставшей воплощением его учения. Он увидел, что мир «выстроился» так, как он и предсказывал в 1904 году: Англия и Америка, чьи флоты владычествовали в мировых океанах, приготовились выступить против СССР — доминирующей военной державы, бескрайние степи и суровые зимы которой стали погибелью для Наполеона и Гитлера — практически неприступной и лежащей в основе евразийской крепости Хартленд.

    Несмотря на продолжавшиеся не одно столетие технический прогресс и просвещение человечества, Маккиндер считал, что география по-прежнему является основной составляющей мирового порядка — как это было во время Пелопоннесской войны, в которой Афинская морская держава столкнулась с величайшей в Греции сухопутной армией Спарты. С тех пор геополитики утверждают, что в большинстве вооруженных конфликтов всегда участвовали сверхсильный флот против сверхсильной сухопутной армии. Иначе говоря, морская мощь и сухопутная мощь обречены на столкновение. Место не планете, где располагается сухопутная сверхсила (центральная часть Евразии, территория Российской Империи), всегда будет находиться в глобальном противостоянии с морской сверхсилой, звание которой должно было вскоре перейти от Великобритании к США.

    В 1919 году Маккиндер еще придерживался убеждения, что главным противником Британии является Россия — он выступал за создание «сплошной буферной зоны между Россией и Германией». В качестве обоснования Маккиндер приводил доводы, ставшие самыми известными из написанных им фраз: «Кто контролирует Восточную Европу, тот командует Хартлендом; Кто контролирует Хартленд, тот командует Мировым островом; Кто контролирует Мировой остров, тот командует миром».
    Прошло около 50 лет, прежде чем на эти слова обратили внимание в самом Хартленде. Но когда это произошло, Маккиндер внезапно стал знаменитым и получил статус пророка — но совсем не по тем причинам. Его зловещие предупреждения о скрытых способностях России к завоеваниям и господству должны были помочь добиться в период между войнами консенсуса в рядах европейской элиты, чтобы помешать России, но вместо этого они стали громоотводом — оправданием новой версии российской экспансионистской доктрины «предназначенности».

    Все эти жуткие события — вторжение России в Грузию в 2008 году и на Украину в 2014 году, ее недавняя военная кампания в Сирии, а также усилия, предпринимаемые Россией для укрепления сферы влияния в центрально-евразийском Хартленде бывшего СССР (то есть, в Евразийском союзе) — были предсказаны в рамках геополитической теории. Маккиндер считал, что основным определяющим фактором мировой сверхдержавы является не экономика, а география, и Россия (просто в силу своего физического расположения) обретает центральную, основную глобальную роль. При президенте Владимире Путине немного странные и экстравагантные положения теории Маккиндера проникли в умы правящих элит стараниями, в основном, одного человека — Александра Дугина, представителя интеллектуальных и богемных кругов, придерживающегося правых взглядов, который вышел из эпохи перестройки 1980-х годов как один из главных националистов.

    Во многом благодаря непонятным связям Дугина с представителями элиты геополитика сегодня является мейнстримом. Доводы Маккиндера оказались полезными для Дугина и других сторонников жесткой политики, которые утверждали, что конфликт с Западом является для России перманентным состоянием, хотя и не могли объяснить, почему. Причины холодной войны, казалось бы, испарились с окончанием идеологического противостояния в новую эпоху всеобщей толерантности, демократии, и «конца истории».

    Возвеличиванию Маккиндера до уровня «великого духовного лица» атлантической власти способствовал Дугин, который в 1997 году опубликовал «Основы геополитики» — одну из самых интересных, впечатляющих и ужасающих книг, вышедших в России за весь постсоветский период, которая стала путеводной звездой для широкого круга российских сторонников жесткой политики. Книга появилась благодаря увлечению Дугина идеями «новых правых» и на основе лекций, которые он читал два раза в месяц в Академии Генерального штаба при поддержке генерала Игоря Родионова — самого ярого сторонника жесткой линии, бывшего в 1996-1997 годы министром обороны. К 1993 году, по словам Дугина, на основе конспектов его лекций было составлено учебное пособие, которое должны были использовать все курсанты Академии, и которое генералы часто редактировали, аннотировали и дополняли своими новыми наработками или материалами случайных лекций какого-нибудь идеолога правого толка прилетавшего из Парижа или Милана.

    Так что Дугин сознательно поставил перед собой цель написать практическое руководство по захвату власти и политическому правлению в духе Никколо Макиавелли. По аналогии с трактатом «Государь» (который был, по сути, льстивым заявлением о приеме на работу, написанным в адрес флорентийского правителя Лоренцо Медичи после того, как Макиавелли был отстранен от службы и сослан на десять лет) Дугин написал свою книгу в виде оды номенклатуре национальной безопасности России, подав голос после полного забвения, в котором пребывал с 1993 года. До 1991 года он был одним из главных пропагандистов сторонников жесткой линии и писал разного рода статьи, представлявшие собой смесь конспирологических теорий и националистической демагогии, в газету «День», которую финансировало Министерство обороны. Но после провала путча, организованного силами КГБ и Советской армии в августе того же года, Дугин оказался во внутренней эмиграции практически без средств к существованию.
    Вместе с единомышленником, интеллектуалом-националистом Эдуардом Лимоновым, он основал скандальное политическое движение — «Национал-большевистскую партию» (НБП), которую он назвал «политическим арт-проектом»; кроме того, он получил работу в Академии Генерального штаба в качестве приглашенного лектора (что было практически невозможно) благодаря связям со сторонниками жесткой политики и с Родионовым. Пользуясь своими связями с преподавателями военной академии и сидя в грязном подвале на Фрунзенской улице, где располагался штаб НБП, Дугин написал книгу, которая затем стала главным средством влияния на российских сторонников жесткого курса.

    В умелых руках Дугина Маккиндер превратился из малопонятной и странной личности эдвардианской эпохи, которого так и не пригласили работать в Оксфорд, в своего рода кардинала Ришелье из Уайтхолла, советы которого, нашептываемые великим государственным мужам, способствовали усилению влияния стратегического мышления в Британии на протяжении полувека, а идеи которого по-прежнему являются стратегическим императивом для нового поколения высших государственных чиновников.

    Помимо теории Маккиндера, Дугин представил и идеи несогласных с ним геополитиков — в основном, немецких — которые исходили из той же логики, что и Маккиндер, но выступили в защиту не глобальной морской сверхсилы, а континентальной сухопутной сверхсилы. Был среди них и Фридрих Ратцель (Friedrich Ratzel), немецкий географ конца XIX века, который ввел научный термин Lebensraum или «жизненное пространство», впоследствии использовавшийся в качестве императива Третьим Рейхом. Под влиянием работ геополитиков второго поколения эта теория на протяжении длительного времени ассоциировалась с нацизмом. Современник Маккиндера Карл Хаусхофер (Karl Haushofer), генерал немецкой армии и стратег-теоретик, был убежденным сторонником трехстороннего альянса между Берлином, Москвой и Токио.

    Большинство политологов смотрят на представителей касты геополитиков слегка искоса. Они относятся к геополитикам во многом так же, как и большинство экономистов относятся к так называемым плутократам, «золотым жукам», которые продолжают верить в вечную ценность золота как средства обмена и полагаются на постоянные величины, которые, по их мнению, неизбежно вернутся. Точно так же и геополитики — представители экзотической субкультуры внутри экспертного сообщества — считают, что, несмотря на высокие принципы и прогресс, зло — стратегический конфликт из-за территорий — будет доминировать всегда. Иногда они оказываются правы.

    Книга «Основы геополитики» уже издавалась четыре раза, и ее по-прежнему используют в качестве обязательного учебного пособия в Академии Генерального штаба и других военных вузах России. «В России за посткоммунистический период, пожалуй, не было издано ни одной другой книги, которая оказала подобное влияние на представителей российских элит в армейских, полицейских и государственных внешнеполитических структурах», — пишет историк Джон Данлоп (John Dunlop), специалист Института Гувера в области российского права.

    В 1996 году был отправлен в отставку Андрей Козырев, российский министр иностранных дел, бывший в ельцинской политике символом западного стиля. В том же году генерал Родионов, покровитель Дугина в Академии Генштаба, был назначен министром обороны, сменив на этом посту Павла Грачева, который в августе 1991 года во время попытки государственного переворота, будучи командующим воздушно-десантными войсками, перешел на сторону Ельцина. Также в 1996 году Дума проголосовала за отмену решения Беловежского соглашения, подписанного в 1991 году, в котором говорилось о прекращении существования Советского Союза, и одновременно признать имеющими обязательную юридическую силу результаты референдума 1991 года, в котором 70% российских участников голосования высказались за сохранение СССР. Разумеется, это было сделано чисто символически, но всего лишь через пять лет после распада СССР, большинство российской элиты (если кто-то считает подавляющее большинство голосов Думы достаточным показателем) — проголосовало за восстановление империи.

    Книга «Основы геополитики» вышла в свет как раз в тот момент, когда положение российских элит было весьма шатким — хотя смертельный удар по российскому либерализму был окончательно нанесен лишь в августе 1998 года в результате обвала рубля. Что любопытно, продаже книги способствовало то, что ее всегда размещали в лучших книжных магазинах Москвы очень удачно — почти всегда рядом с кассовым аппаратом.

    Главный аргумент, выдвинутый Дугиным в книге «Основы геополитики», был позаимствован прямо из работ Хаусхофера — нужно сорвать заговор, спланированный на основе идей «атлантизма» по инициативе США и НАТО и направленный на сдерживание России внутри географических колец, последовательно образованных при появлении новых независимых государств. План был прост — сначала восстановить Советский Союз, посоветовал Дугин, а затем использовать умную союзническую дипломатию, сосредоточенную на партнерских отношениях с Японией, Ираном и Германией с тем, чтобы вытеснить с континента США и их ставленников-атлантистов.

    Ключ к созданию «Евразии», состоит в том, чтобы отказаться от узконациональной повестки дня, которая может оттолкнуть потенциальных союзников. Он процитировал теоретика «новых правых» Жана-Франсуа Тириара (Jean-François Thiriart), который сказал: «Главная ошибка Гитлера состояла том, что он пытался сделать Европу немецкой». Россия, говорилось дальше, будет создавать не Российскую империю, а евразийскую. «Новая евразийская империя будет основана на фундаментальном принципе наличия общего врага: отрицание атлантизма, стратегического контроля США и отказ от доминирования либеральных ценностей», — писал Дугин.

    И, казалось, было совсем не важно, что приблизительно в 1997 году эта идея казалась совершенно безумной. ВВП России был меньше, чем у Нидерландов, и некогда грозная Советская армия была разгромлена на поле боя и вынуждена пойти на унизительный мир с группой чеченских взбунтовавшихся подонков. Это был тот период российской истории, когда часто проводились аналогии с Веймарской республикой, и книга Дугина стала свидетельством того, что в России были на подъеме те же темные силы, которые радикализовались в результате раскола Германии в период между войнами. Книга проповедовала идею того, что унижение страны стало результатом иностранных заговоров. На суперобложке был изображен похожий на свастику рунический символ, известный в оккультных кругах как «звезда хаоса», и сама книга изображала в выгодном свете нескольких фашистов и ультраправых. И если параллели с Третьим Рейхом были уже не достаточно многочисленными, она призвала к формированию геополитической «оси», в которую войдут Германия и Япония.

    Книга Дугина основана на мнении о том, что реальная политика происходит за завесой интриг, в соответствии с правилами, которые элиты и режимы за своими бастионами привилегий усваивали веками, но не хотели публично демонстрировать. Внушить эту идею читающей и помешанной на конспирологии публике было легко, и в оформлении книги были все эзотерические атрибуты приобщения к тайной мудрости — рунические надписи, полные тайных смыслов карты с всевозможными стрелочками и штрихами, знакомство с неизвестными серыми кардиналами мировой дипломатии. Но в книге для подтверждения фантастических выводов было приведено достаточное количество реальных фактов, чтобы мгновенно заинтриговать читателя — точно так же, как на тех, кто проводит спиритические сеансы с «говорящей доской», самое сильное впечатление зачастую производит то, когда планшет попадает на что-то им известное.

    Оказывается, причина того, что геополитика настолько трудна для понимания, состоит не в том, что те, кто ею занимается — это люди сумасшедшие, безнадежно заумные или осужденные на Нюрнбергском процессе, а, скорее, из-за того, что власть имущие ее тщательно маскируют. Или, как выразился Дугин, потому «что она (геополитика) слишком откровенно показывает основополагающие механизмы международной политики, которые различные режимы чаще всего предпочитают скрывать за туманной риторикой и абстрактными идеологическими схемами».

    Эта работа оказалась более сдержанной, чем предыдущие книги Дугина — более аргументированной и лишенной ссылок на оккультные понятия, в ней не было нумерологии, традиционализма и другой своеобразной метафизики. На самом деле, вполне возможно, что ему во многом помогали высокопоставленные сотрудники Академии Генштаба, где он продолжал читать лекции. Дугин не пытался скрывать свои связи с военными: на первой странице он выражает признательность генералу Николаю Клокотову, своему коллеге по Академии Генерального штаба — как соавтору и главному вдохновителю (хотя Клокотов это отрицает). Но хорошо продуманное упоминание военных придало работе Дугина определенный вес и создало видимость официальной респектабельности, а также широко распространенное мнение, что он был номинальным лицом некоторых консерваторов в гипотетических заговорах российского «глубинного государства», описанным на страницах одной из его работ. И не исключено, что на самом деле так и было.


    Дугин явно хотел пройтись по коридорам власти, и сделал все, чтобы разъяснить свои идеи тем, кто там находился. Только те, кто понимает императивы географии и власти, писал он, могут считаться пригодными для того, чтобы держать рычаги власти: «Геополитика это мировоззрение власти, наука о власти и для власти. Только по мере приближения человека к социальной верхушке геополитика начинает обнаруживать для него свое значение, свой смысл и свою пользу».

    Само собой разумеется, СССР, по мнению Дугина, необходимо восстановить; Грузия должна быть разделена на части, а Украина аннексирована: «Украина как самостоятельное государство с какими-то территориальными амбициями представляет собой огромную опасность для всей Евразии». Хотя Азербайджан можно было бы отдать Ирану в обмен на «ось Москва—Тегеран». Финляндию можно было бы присоединить к Мурманской области, а Сербия, Румыния, Болгария и Греция могли бы войти в состав России в качестве православного «Третьего Рима» или юга России.

    Другой вопрос, которому в книге уделяется немного внимания (несмотря на эрудицию Дугина и исчерпывающее представление материала) — почему именно России нужна империя. Русские мыслители — от Александра Герцена до Андрея Сахарова — были непреклонны в том, что империя является главной причиной вечной отсталости России. Мало кто скажет, что проблемы современной России и отсутствие у нее статуса и влияния, соизмеримых с ее амбициями на мировой арене, объясняются недостаточным размером ее территории — как-никак, географически она все еще является самой большой страной в мире, несмотря на потерю 14-ти территорий на постсоветском пространстве. Кроме того, наземная цивилизация в России была не просто стратегическим противником морских держав, а еще и несовместимой в культурном и цивилизационном плане и изначально более иерархической и авторитарной, чем более развитые в торговом отношении и демократические страны атлантического мира. Дугин утверждает, что империя остается единственным способом остановить шествие либерализма, который противоречит российской системе ценностей.

    Судя по количеству проданных экземпляров, влияние «Основ геополитики» было огромным, но оно еще более существенно, если измерять по истинным писательским меркам — по масштабам плагиата. Идеи Дугина стали, как он выразился, «вирусом». Они были воспроизведены в нескольких десятках аналогичных учебных пособий и учебников, посвященных теориям Маккиндера, Хаусхофера и других. В российских книжных магазинах открылись отделы геополитики; в Думе был сформирован комитет по геополитике, в котором заседает множество депутатов, представляющих ультранационалистическую так называемую либерально-демократическую партию Владимира Жириновского. Борис Березовский — олигарх и влиятельный «серый кардинал» в политике — закончил свое выступление в телевизионном ток-шоу «Герой дня» в 1998 году словами: «Я просто хочу сказать еще одну вещь: геополитика — это судьба России».

    Геополитика, по выражению Дугина, подобна «бесплатной компьютерной программе». Он написал программу — и все скопировали.

    Статья написана на основе новой книги Чарльза Кловера «Черный ветер, белый снег: подъем нового русского национализма» (Black Wind, White Snow: The Rise of Russia’s New Nationalism).
    Подробнее...
    kunena.post 28 дн. назад
  • Гавайи забыли! Тоже могли стать частью России! Заморской территорией!
    Подробнее...
    kunena.post 29 дн. назад
  • Информация к пункту 6.4 "Программы партии". Для размышления.

    Земли, которые когда-то были территорией России. А мы и не знали

    Если не брать в расчет распад Российской империи и крах СССР, то самая известная (и самая крупная) территориальная потеря России - Аляска. Но наша страна теряла и другие территории. Об этих потерях сегодня вспоминают редко.
    Южное побережье Каспия

    Прорубив, в результате победы над шведами, "окно в Европу", Пётр I принялся рубить окно в Индию. Для этой цели он предпринял в 1722-1723 гг. походы в раздираемую междоусобицами Персию. В результате этих походов под властью России оказалось всё западное и южное побережье Каспийского моря.
    Но Закавказье - не Прибалтика. Завоевать эти территории оказалось намного легче, чем балтийские владения Швеции, но удержать - сложнее. Из-за эпидемий и постоянных нападений горцев русские войска уменьшились наполовину.
    Россия, истощённая войнами и реформами Петра, не могла удерживать столь дорого обходившееся приобретение и в 1732 году эти земли были возвращены Персии.
    Восточная Пруссия (1758-1762)

    По итогам Второй Мировой войны, часть Восточной Пруссии с Кёнигсбергом отошли к СССР - теперь это Калининград с одноименной областью. Но когда-то эти земли уже были в подданстве России.
    Во время Семилетней войны (1756-1763) русские войска в 1758 г. оккупировали Кёнигсберг и всю Восточную Пруссию. Край указом Императрицы Елизаветы был превращен в русское генерал-губернаторство, а прусское население приведено к присяге на русское подданство. Русским подданным стал и знаменитый немецкий философ Кант. Сохранилось письмо, где верноподданный русской короны Иммануил Кант испрашивает у императрицы Елизаветы Петровны должность ординарного профессора.
    Внезапная смерть Елизаветы Петровны (1761) всё поменяла. Русский престол занял Пётр III, известный своими симпатиями к Пруссии и королю Фридриху. Он вернул Пруссии все русские завоевания в этой войне и повернул оружие против своих бывших союзников. Свергнувшая Петра III Екатерина II, также симпатизировавшая Фридриху, подтвердила мир и, в частности, возвращение Восточной Пруссии.
    Средиземноморье: Мальта (1798-1800) и Ионические острова (1800-1807)

    В 1798 году Наполеон по пути в Египет подверг разгрому Мальту, которой владели рыцари Ордена госпитальеров, основанного ещё во времена Крестовых походов. Придя в себя после погрома, рыцари избрали российского императора Павла I Великим Магистром Мальтийского Ордена. Эмблема Ордена вошла в Государственный герб России. Этим, пожалуй, и ограничились видимые признаки того, что остров находится под властью России. В 1800 г. Мальту захватили англичане.
    В отличие от формального владения Мальтой, власть России над Ионическими островами у берегов Греции была более реальной.
    В 1800 г. русско-турецкая эскадра под командованием знаменитого флотоводца Ушакова захватила сильно укреплённый французами остров Корфу. Была учреждена Республика Семи Островов, формально, в качестве турецкого протектората, но по факту, под русским управлением. По Тильзитскому миру (1807) император Александр I негласно уступил острова Наполеону.
    Румыния (1807-1812, 1828-1834)

    Первый раз Румыния, а точнее тогда ещё два отдельных княжества - Молдавия и Валахия - оказались под властью России в 1807 году, во время очередной русско-турецкой войны (1806-1812). Население княжеств было приведено к присяге на верность российскому императору, на всей территории - введено прямое российское правление. Но вторжение Наполеона в 1812 году вынудило Россию заключить скорейший мир с Турцией, вместо двух княжеств удовольствовавшись лишь восточной частью княжества Молдавия (Бессарабия, совр. Молдова).
    Второй раз Россия установила свою власть в княжествах в ходе русско-турецкой войны 1828-29 годах По завершении войны русские войска не ушли, княжествами продолжила управлять российская администрация. Более того, Николай I, подавивший внутри России любые ростки свободы, даёт своим новым территориям Конституцию! Правда, называлась она "органическими регламентами", поскольку для Николая I слово "конституция" было слишком крамольным.
    Россия охотно превратила бы Молдавию и Валахию, которыми владела фактически, в свои владения де-юре, но в дело вмешались Англия, Франция и Австрия. В результате, в 1834 году русская армия была из княжеств выведена. Окончательно своё влияние в княжествах Россия потеряла после поражения в Крымской войне.
    Карс (1877-1918)

    В 1877 году в ходе русско-турецкой войны (1877-1878) Карс был взят русскими войсками. По мирному договору, Карс, вместе с Батуми, отошёл к России.
    Карская область стала активно заселяться русскими переселенцами. Карс застраивался по плану, разработанному русскими архитекторами. Даже сейчас Карс с его строго параллельными и перпендикулярными улицами, типично русскими домами, возведёнными в кон. XIX - нач. XX вв., резко контрастирует с хаотичной застройкой прочих турецких городов. Зато очень напоминает старые российские города.
    После революции Карскую область большевики отдали Турции.
    Манчжурия (1896-1920)

    В 1896 году Россия получала от Китая право на строительство железной дороги через Маньчжурию для соединения Сибири с Владивостоком - Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД). Русские имели право арендовать узкую территорию по обе стороны линии КВЖД. Однако фактически строительство дороги привело к превращению Маньчжурии в зависимую от России территорию, с русской администрацией, армией, полицией и судами. Туда хлынули русские переселенцы. Российское правительство начало рассматривать проект включения Маньчжурии в состав империи под названием "Желтороссия".
    В результате поражения России в русско-японской войне, южная часть Маньчжурии попала в сферу влияния Японии. После революции русское влияние в Маньчжурии стало убывать. Наконец, в 1920 году китайские войска заняли русские объекты, включая Харбин и КВЖД, окончательно закрыв проект " Желтороссия".
    Советский Порт-Артур (1945-1955)

    Благодаря героической обороне Порт-Артура, многие знают, что этот город до поражения в русско-японской войне принадлежал Российской империи. Но меньше известен факт, что одно время Порт-Артур входил в состав СССР.
    После разгрома японской Квантунской армии в 1945 году Порт-Артур по договору с Китаем был передан Советскому Союзу сроком на 30 лет в качестве военно-морской базы. Позже СССР и КНР договорились о возвращении города в 1952 году. По просьбе китайской стороны, в связи со сложной международной обстановкой (Корейская война) советские вооружённые силы задержались в Порт-Артуре до 1955 года.
    Андрей Дубровский

    Подробнее...
    kunena.post 34 дн. назад
  • Но, однако, вы не против телесных наказаний в принципе (ваши комментарии №№ 637, 641, 649, 655), в том числе и для несовершеннолетних.
    Подробнее...
    kunena.post 36 дн. назад
  • Я изучала эту проблему достаточно долго и, надеюсь, что всесторонне. И это не поворот на 180 градусов, как Вы сказали. Я пришла к выводу, что нам нужен свой институт по типу ЮЮ, но с другими принципами, нужна государственная политика в отношении семьи и детства. Такая политика начинала создаваться, например в первые годы советской власти, тогда, кстати, тоже проводилась кампания против телесных наказаний детей. Но в 30-е годы всё свернули и похерили на волне репрессий. А было много положительного. Тот же Макаренко, тот же Чуковский - очень большой вклад внесли. А ЮЮ была и в царское время. Но тогда её функции мало чем отличались от нынешней комиссии по делам несовершеннолетних. Словом, надо бы заняться этим делом. У меня пока представления довольно смутные. Надеюсь, что подтянутся и другие форумчане. Потому что если у нас не будет своего - нам будут навязывать чужое!
    Подробнее...
    kunena.post 37 дн. назад
  • Я была против ЮЮ в том виде, в каком её нам навязывали. Я и сейчас против неё в том виде, в котором нам её пытаются преподнести.Но я и против семейного насилия. Я считаю, что нам нужна собственная государственная политика в отношении семьи. И в отношении семейного насилия.
    Подробнее...
    kunena.post 39 дн. назад
  • Насколько я помню, вы были против ЮЮ (комментарии 637, 914). Что-то произошло, что вы изменили мнение по этому вопросу на 180 градусов?
    Подробнее...
    kunena.post 41 дн. назад
  • А теперь о пресловутой Ювенальной Юстиции. И о законе Госдумы о запрете побоев. О том самом, который уже прозван в народе "Законом о подзатыльниках" и по которому предлагается давать родителям реальные сроки.
    1. А что - КРОМЕ ПОДЗАТЫЛЬНИКОВ И РЕМНЯ ДРУГИХ СПОСОБОВ ВОСПИТАНИЯ НЕТ?
    По статистике 51% (!!!) признают побои - НОРМОЙ!
    Закон прозвали "антисемейным". Но, по-моему, идея тут другая - переломить тенденцию и остановить домашнее насилие. Причём насилие именно в семьях внешне вполне благополучных. Я сама росла в такой семье - которая была внешне вполне благополучна, но на самом деле отец пил и избивал меня регулярно.
    Лично я - не против семьи. Я - против насилия.
    2. Кроме внешне благополучных - есть масса социально неблагополучных семей. Закон позволит защитить детей в таких семьях.
    3. Так называемые "трудные" подростки. Если родители с ними не справляются - ну пускай сдадут своих чад в те же закрытые учебные заведения. Например - в кадетские корпуса. Это для мальчиков. Для девочек можно было бы тоже создать закрытые заведения по типу пансионов с достаточно жёсткими требованиями и дисциплиной. Точнее - муштрой. Потому что дурь только муштрой выбивают. В итоге получим полноценных и неплохо образованных молодых людей, нормальных членов общества, а не дебилов и уголовников.
    Да, закон сырой. Его надо дорабатывать. И мне жаль, что Астахова отправили в отставку. Вернуть бы его!
    Подробнее...
    kunena.post 43 дн. назад
  • Информация к пункту 5.11 "Программы партии".
    Forbes, 07.07.2016
    Михаил Комин, политолог

    Дух госкапитализма: как роскошь отправляет российскую элиту в «Пространство Фридмана»


    Представители российской элиты, кажется, не ощущают катастрофы в случайно оброненных фразах в стиле «денег нет» или «кажется смешным, но люди покупают»

    Под конец тучных путинских нулевых Виктор Пелевин написал краткий абсурдистский рассказ, который в метафоричной форме фиксирует отношения нового класса российской элиты и их богатства. Достигая определенного уровня сверхдохода, госчиновник или близкий к государству капиталист как бы теряет связь с реальным миром, перестает слышать и понимать поступающую ему информацию, оставаясь при этом уверенным, что по-прежнему способен с видом эксперта рассуждать «на широкий круг тем – от футбола до бизнеса». Человек, попадающий в такую ситуацию, именуется автором «баблонавтом», а его дивный новый мир – «Пространством Фридмана». Выйти из этого пространства самостоятельно не под силу никому, как, впрочем, и осознать, что ты в него уже угодил. Кажется, что участившиеся в последнее время скандалы с представителями российской элиты – от обуви Дмитрия Медведева до явно не 20-метровых квартир Игоря Шувалова – демонстрируют очень похожий «межклассовый» разрыв.

    Скандалы, связанные с роскошью и роскошным образом жизни российских чиновников, фактически ввел в моду Алексей Навальный и его Фонд борьбы с коррупцией. Все началось с «шубохранилищ», часов и обличения скрытых на Западе активов, а затем постепенно превратилось в настоящую охоту с рейдами на подмосковные дачи-дворцы чиновников и попытками заснять их владения с высоты птичьего полета. Однако результаты последнего расследования кажутся отличными от предыдущих не столько их масштабом, на что и указывает бдительный рунет, сколько реакцией и отношением к ним самих героев. И квартира Игоря Шувалова, и ботинки Дмитрия Медведева имеют больше общего с демонстративным потребительским поведением выпускников ФСБ на гелендвагенах или отпуском российских футболистов в Монте-Карло, чем со свадебным путешествием Дмитрия Пескова.

    Пресс-секретарь президента, очевидно входящий в ближний круг Владимира Путина, был вынужден оправдываться перед обществом и за круиз на яхте по Средиземному морю, и за якобы подаренные женой многомиллионные часы. Игорь Шувалов, выходец из либерального лагеря российской элиты, вряд ли имеющий такой же прямой контакт с президентом, как Дмитрий Песков, открещиваться от скупки квартир в сталинской высотке вовсе не спешит. Наоборот, управляющий семейными активами чиновника Сергей Котляренко подчеркивает, что юридических претензий к вице-премьеру никаких быть не может, а значит, и общественная мораль никак не нарушена.

    Схожая ситуация и с дорогими туфлями премьер-министра: проблема не в том, что никто до этого не догадывался, что почти любая одежда и обувь высшей бюрократии стоит далеко за несколько десятков тысяч рублей, а в том, что этот «бюрократ» даже не подозревает, насколько такие статусные вещи сейчас раздражают резко беднеющий электорат.

    Если раньше, опасаясь уличений и последующего народного гнева, представитель российской элиты стремился скрывать собственные сверхдоходы или хотя бы оправдываться, объяснять их наличие, то сейчас осознания того, что все это нужно делать с особой тщательностью, не происходит. Попавшие в то самое «Пространство Фридмана» чиновники не могут почувствовать обострившийся общественный запрос на социальную справедливость. Они не ощущают катастрофы в случайно оброненных фразах в стиле «денег нет» или «кажется смешным, но люди покупают».

    Отношение к неравенству у общества становится еще более трепетным, учитывая не только падение уровня жизни, но и близость к выборам. Когда денег в твоем кармане становится все меньше, ты начинаешь задумываться, как и кто эти деньги из твоего кармана берет, все чаще посматривая наверх. Избирателю хочется ожидать от первого номера в списке правящей партии хотя бы какой-то человеческой солидарности в трудные времена, демонстрации близости к людям, тому самому «народу», из которого, говорят, режим черпает свою легитимность. Общество хоть и молчаливо, но все же в своем молчании надеется на демонстрацию большего уважения к себе, своим требованиям и проблемам за пару месяцев до дня голосования. Избиратель как бы взывает к совести элиты: «Да, мы знаем, на что вы имеете право и не оспариваем это право, но догадайтесь хотя бы сейчас нам этого не показывать». Однако в ответ лишь пренебрежение, уже поднадоевшие антикоррупционные спектакли с участием губернаторов и демонстративные и нахальные демарши начинающих российских силовиков.

    Обострившийся общественный запрос на справедливость чувствует оппозиция, но это не идет ей на пользу. Публикация ФБК про ботинки Медведева действительно кажется странной, снижающей уровень как предыдущих, так и будущих антикоррупционных расследований. Вслед за лилипутизацией протеста, кажется, происходит лилипутизация его повестки, особенно заметная на фоне масштабных журналистских расследований панамских офшоров.

    Однако российская элита вряд ли сможет отказаться от статусного потребления даже в трудные времена. Яхты, часы, огромные квартиры и дорогие автомобили – это уже не погоня за новым уровнем комфорта, а веберианские символы классового статуса, доказательство избранности, «элитности». Кланы, башни Кремля и их представители доказывают друг другу и самим себе, что они не бывшие питерские или московские хулиганы, а носители высокого статуса «новое дворянство». Скупающий исторические квартиры не только в центре Москвы, но и в других странах Игорь Шувалов, видимо, хочет казаться настоящим аристократом, наследником знаменитой фамилии, тем самым легитимируя для себя свое собственное положение и наделяя «государеву службу» новым понятийным смыслом. Таким образом, «Пространство Фридмана» в лице вице-премьера уже успешно воспроизводит само себя.

    Но особенно удивительным «фридмановское» поведение российской элиты становится, если сравнивать его с манерами западных политиков и бюрократов. В развитых странах элита уже несколько десятилетий доказывает свою «избранность» не предметами роскоши, а, к примеру, суммами пожертвованными на благотворительность. Здесь и уже ставший классикой Билл Гейтс, и новое поколение американских бизнесменов в лице Илона Маска или Марка Цукерберга, и бьющий рекорды по близости к людям Барак Обама.

    Социология находит причину подобного альтруистического поведения в происхождении и окружении нынешнего богача. Если ты стал обладателем богатства только в первом поколении, как большинство нынешней российской элиты, демонстративное потребление в виде часов и яхт – это элемент твоей старой «низовой» культуры. Избавиться от него можно, только если для твоего нового окружения все эти символы уже мало что значат по сравнению с репутацией, символическим капиталом и интеллектуальным влиянием. Продолжая пелевинскую логику – это такое «антифридмановское» пространство, к которому постепенно переходит большинство развитых западных обществ.

    Однако существующий сегодня в России режим не обладает подобным противоядием, а поэтому встретить у второго поколения условных Песковых или Шуваловых что-то отличное от поведениях их отцов вряд ли удастся. Дух госкапитализма и его детища будет порождать все новые и новые дворцы, шубохранилища и увеличивать и без того колоссальный разрыв между обществом и элитой.
    Подробнее...
    kunena.post 43 дн. назад
  • Да, можно. Только сначала надо уменьшить учётную ставку ЦБ практически до нуля. Как это сделать? Есть предложения?
    Подробнее...
    kunena.post 49 дн. назад
  • И ещё. Я уже предлагала ввести фиксированный процент по вкладам и кредитам. такая практика существует, например, в Японии. Там государство установило единый фиксированный процент по вкладам и по кредитам, в том числе ипотечным. 5-6% вполне достаточный процент. А сейчас кредит меньше, чем под 20% найти не реально.
    Подробнее...
    kunena.post 50 дн. назад
Будущая РОССИЯ – заветная Мечта любого Землянина! ©2011—2012